Здравствуйте, Гость

Автор Тема: Евтопия: на границе Безумного  (Прочитано 451 раз)

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Евтопия: на границе Безумного
« : Декабрь 09, 2017, 10:51 »

Раз уж мои игроки радуют меня написанием хроник по игре, то хотелось бы поделиться этой радостью с теми, кому могут быть интересны чужие истории. Игра идет по миру, который когда-то был велик и чудесен, но в результате определенных событий сильно деградировал (в качестве источника вдохновения я использовал "Пасынки вселенной" Хайнлайна и "Посторонний" Камю) и ныне находится под угрозой завоевания куда менее развитыми силами. Вокруг этого завоевания и строится основной сюжет компании.


Вводная к миру
Когда-то давно в мире произошла катастрофа, в результате которой он погрузился в Безумие. Безумие - это болезнь, которая поражает все живое и неживое, заставляя обращаться с самые хужшие кошмары, которые можно только представить. Злобная жена-тиран в Безумии может вдруг превратиться в жуткого монстра, который прикует своего мужа к кровати и будет истязать его вечно. Горгульи на стене, что были лишь страшным украшением, могут вдруг ожить и напасть на невинного, потому что раз они страшны, то значит и опасны, а значит и жестоки. Суть безумия в стирании границ между "должно быть" и "есть". Если кто ведет себя как чудовище, то он в него и обращается, если что-то странно и непонятно, то оно и становится ужасом непостижимым.
Безумие заразило землю, оставив нетронутым только небеса и вершины, где и выжили уцелевшие. Все нынешние поселения - это потомки тех, кто во времена, когда Безумие было повсюду, оказался либо достаточно высоко, либо под мощной защитой божественных сил. Сегодня безумие спало, опустившись в расщелины и подземелье, но все равно, любой кто спустится в долины, может услышать манящий голос, который начинает сводить с ума и со временем превращая в чудовище. Поэтому во всех поселениях проводятся обряды посвящения, чтобы сразу отсеять слабых и не плодить чудовищ, коих и так великое множество по миру рассеяно.


Игроки - молодые воины из изолированного племени людей, живущих высоко в горах, посреди вечных льдов и снегопадов. Общение с другими людьми сильно ограничено: караваны проходят мимо раз в несколько месяцев или даже лет. Быт племени сочетает довольно высокий уровень жизни за счет помощи идолов бога Граноса, которые в ответ на молитвы помогают во всем, начиная от изготовления вещей для быта, заканчивая защитой поселения в ночное время, с достаточно жестким отношением к людям, когда слишком слабые отправляются к Богу на жертвенном костре. В поселении царит смесь жесткой дисциплины и иерархии с весьма примитивными нравами и обычаями.


Вводная к сюжету


В давние времене, когда прадед моего прадеда еще не родился, люди жили не только на склонах и вершинах гор, но и в долинах и в лесах, и под водой, и в небесах. То были времена величия человечества, времена когда Гранос Ясноликий правил нами, возвышаясь в небесах над Столичным Шпилем, куда стекались миллионы паломников, дабы лицезреть его величие. В те дни Гранос отдал людям власть над землей бескрайней, над водами бездонными, над небесами безграничными и все твари земные, водные и небесные подчинились воле его. Только недра земные запретил Яслоликий, ибо спал там вечным сном его брат Рокко. Рокко осквернитель, Рокко соблазнитель, Рокко погибель людская. Но пока он спал, человечество процветало.


Человечество процетало, пока не родился Флинч безвольный, Флинч предатель, что не смог устоять перед алчностью своей и рискнул спуститься в недра земные, где нашел покои нечестивые и вернулся с дарами проклятыми. Стал он человеком богатым и влиятельным, но голось Нечестивого в голове его становился все громче и сильнее, пока не заглушил песню Граноса, пока не затмил свет ясноликого, пока не обратил этот голос Флинча в чудовище, Безумием зараженное, лишь до поры человеком выглядящее. И стал Флинч людей от Гранаса отвращать, безумием их заражать. Целые города и народы во тьму обратились, во зле Обезумили, в войну всех против всех обратились. Брат на брата пошел, сына против отца обернулся, жена супротив мужа вышла. И с каждым злом совершенным, все ближе к пробуджению был Рокко проклятый.


И настал день, когда Губитель проснулся. Проснулся и вырвался из своей темницы подземной, дабы сеять смерть и разрушение повсюду, дабы разрушить построенное его братом, дабы извратить сотворенное им. И когда встретились армии тьмы с армиями света, встретились и братья. И сражались они в небе над Столицей, превратив ее в руины, лишь Шпиль уыелел. И видя разрушение и разложение, дабы спасти остаток творения, ударил Гранос брата своего пикой огненной и разбил его на части и рассеял их по миру, чтобы никогда больше осквернитель не проснулся, чтобы спаслись чистые и верные. И воцарилась тишина, которую вдруг разорвали слова проклятия, Флинчем-марионеткой произнесенны, обрушившие мир в безумие.


Обезумел мир, вещи обратились против человека, и земли безкрайние, и моря бездонные, и небеса безграничные ожили, дабы пожрать, растерзать и рассеять. И те, кто духом слаб, кто слова Рокко в сердце слышал, в чудовищ обратились и к врагам человечества присоединились. И увидев, сколь многие предали его, отвернулся Гранос и покинул мир, пообещав вернуться, лишь когда человек достойным его станет, оставив на прощание лишь благословнение горам и небесам, свободным и поныне от Безумия Рокко.


И вот мы, живущие, Ясноликого чтущие, молитвами и волей своей день света приближаем. И каждый из вас, чистых, пройдет испытание, дабы доказать, что в сердце вашем нет места тьме и разложению.
Проповедь Квина Двенадцатого, потомка Квина С Запада, благую весть в Двускалье принесшиго, молитвами своими духов-защитников оживившего.
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #1 : Декабрь 09, 2017, 10:51 »
Начало пути. Часть первая

Холод. Сколько ни живи в горах, к нему не привыкнуть. Одно дело быть в поселении, где от ветра защищают дома, стены и сами скалы. И совсем другое — находиться здесь, в паре часов пути от крова, да ещё и после захода солнца.
Ветер. Точно убийца под покровом ночи, он подбирается к тебе, пробирается под полы одежды и вонзается в плоть, терзая её тысячами мельчайших лезвий.
Но пробирающий до костей мороз — это далеко не самое страшное, что могут принести с собой его порывы...
Звуки. Прислушиваться приходится постоянно, ослабить внимание нельзя ни на мгновение, иначе рискуешь расстаться с жизнью, или, что зачастую гораздо хуже, оказаться заточённым в Сволке.
Луна. Словно наслаждаясь последними часами своего господства на небосводе, она любовалась своими же отблесками в снегу, сияя сейчас особенно ярко. Если кому-то суждено умереть сегодня... что же, по крайней мере он может быть уверен, что у его кончины будет хотя бы один наблюдатель; да такой, от чьего взора не укроется ничего, и который сможет поведать Граносу о случившемся.
Впрочем, за пределами поселения сейчас находились только пятеро его обитателей, и никто из них не собирался расставаться с жизнью в ближайшее время.
Протянуть ночь в отдалении от стены, ограждаемой на тёмное время суток кольцом из мириад крошечных фей, которые, вращаясь по кругу на огромной скорости, сливаются в единый сияющий поток, губительный для любого исчадия Рокко — это неотъемлемая часть обряда посвящения юношей и девушек, которые либо докажут, что они достойны зваться отпрысками Граноса Ясноликого, либо погибнут.
Но нас интересуют не все пятеро, а лишь двое. Один — Ирэс, четырнадцатилетний юноша среднего роста, хорошо сложенный, хотя и чуть худой; его постоянно напряжённое от каких-то беспокойных мыслей лицо обрамляют светлые волосы, почти достающие до плеч. Другой — Энкиль. Он на год старше своего спутника, телосложением — крепче, ростом — выше, чертами лица — грубее, волосами — темнее; всем своим видом он выражает уверенность в себе, и даже некоторую властность, отражение которой порой можно приметить в блеске карих глаз, которые как бы пронзали то, на чём фокусировался взор.
Но сейчас Энкиль смотрел на сплошную стену снегопада перед собой чуть рассеянно, а Ирэс выглядел особенно обеспокоенным; вжавшись в скалу, они оба усиленно прислушивались.
Крик повторился. Энкиль едва расслышал его, а вот Ирэс смог определить, что это был человеческий голос, притом женский.
— Ты слышал? — обратился Энкиль к Ирэсу
— Да, какая-то женщина кричала.
— Женщина? Хм... Поразительно, как тебе удалось это распознать. Подберёмся поближе и постараемся разузнать, в чём дело?
— Да... давай, ей наверняка нужна помощь... только лучше быть осторожными, а то не ровен час и сами в беду попадём.
Два сына Граноса направились в ту сторону, откуда донёсся этот непонятно откуда взявшийся здесь человеческий голос.
Вскоре юные воины подобрались ближе; теперь они могли различить впереди волчий силуэт, вот только по размерам эта тварь превосходила обычного волка раза в три, а то и в четыре.
Некогда это было обыкновенное животное, но голос Рокко исказил его, сделав более свирепым и уродливым. Имя ему — Сволк. Таких чудовищ было немало в окрестностях поселения. И их повадки были хорошо известны нашим героям.
Свою первую жертву эти исчадия заглатывают целиком и помещают в частично вывернутую наружу грудную клетку, служащую местом заточения бедолаги. Следующих своих целей Сволки терзают на куски, проглатывают их мясо и скидывают его всё в ту же клетку, чтобы узник мог насыщаться. Сами же твари питаются испражнениями пойманного существа, впитывая экскременты через стенки мешка, покрывающего клетку.
Сейчас же перед юными героями находилось это самое порождение Рокко, а у него в плену была женщина, которая обрушивала всевозможные проклятья на голову Сволка. Зверю, впрочем, не было до этого никакого дела. В снегу он обнаружил несколько костей, одну из которых проглотил. Но своенравная узница не изъявила желания глодать её и вышвырнула такое лакомство наружу через одну из небольших щелей в грудной клетке хищника.

Нельзя медлить, иначе он может нас заметить, надо нападать! — уже рвался в свою первую битву с порождением Рокко Энкиль.
— Да... ты прав. Я думаю, нам стоит укрыться за валунами, прицелиться и выстрелить... Мы ведь находимся с подветренной стороны... Может быть, он не сразу поймёт, где мы. — Предложил сообразительный Ирэс.
— Отличная идея, — ответил Энкиль, уже кладя стрелу на тетиву.
Необходимо было успеть нашпиговать это чудовище как можно сильнее прежде, чем оно поймёт, что происходит, и набросится на дерзнувших вступить с ним в смертельную схватку людей.
Через несколько мгновений в воздухе засвистели стрелы. Одна попала в Сволка, но он даже не заметил этого. Ещё залп. На этот раз стрелки попали в слабые места цели: зверь взвыл и завертелся на месте, принюхиваясь, но уже совсем скоро он стал медленно двигаться в направлении охотников, продолжая шумно втягивать в себя воздух. Снова выстрелы. Теперь уже взвыли оба: зверь и его жертва, в которую угодила стрела Энкиля. И в то же мгновение Сволк бросился в направлении Ирэса.
Энкиль выскочил из своего укрытия и кинулся наперерез, выставив копьё перед собой и вопя что есть сил. Чудовище отреагировало: оно помчалось прямо на него. Четыре метра, три, два — взмах копья — мимо — рык Сволка — оскаленные окровавленные клыки промелькнули перед Энкилем и огромная туша погребла его под собой, волоча по снегу. Юноша выпустил копьё, схватился обеими руками за грудную клетку монстра, напряг все свои силы, и сумел перевернуться набок, скинув с себя тушу. Сволк не сопротивлялся. Он был уже мёртв.
Стрела Ирэса торчала из глаза отродья. Тот рык не сулил смерть Энкилю, но предвещал гибель самого Сволка.
— Ты в порядке? — обеспокоенно крикнул Ирэс.
— Да, меня помяло немного, но жить буду… — раздалось кряхтение — помоги разломать эту клетку!
Вместе друзья быстро разломали кости Сволка, за которыми была заточена женщина. Выглядела она, мягко говоря, странно: необычный, красно-коричневый цвет кожи, слишком легкая одежда для Северных Краёв; образ довершала стрела, вонзённая в колено.
— Позвольте вам помочь, — услужливо обратился к ней Ирэс, — я кое-что смыслю во врачебном искусстве.
— Да уж, было бы замечательно, – поморщившись ответила она.
Тем временем Энкиль снял с себя плащ и протянул ей:
—Ты чудно выглядишь, кто ты и откуда?”
—Меня зовут Гибкая Лань, я из очень далёких отсюда мест… И если честно, я бы предпочла убраться подальше от этого ледяного ветра, и тогда уже вести беседу, — стуча зубами проговорила женщина.
Энкиль понимающе кивнул и отправился собирать трофеи с поверженного врага. И как только Ирэс закончил обрабатывать раны, вся троица направилась искать себе временное укрытие. Прежде чем место битвы окончательно скрылось из вида, Энкиль окинул его взглядом. Снегопадом уже запорошило почти все следы произошедшей схватки. Лишь из-под снега едва виднелась распластанная туша Сволка, которая истекала кровью, кажущейся чёрной в убывающем свете: на луну постепенно наплывало облако – занавес закрывался...
By Марк Чесноков
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #2 : Декабрь 09, 2017, 10:52 »
Начало пути. Часть вторая

Разговор с Ланью мало что прояснил. Она отвечала всегда уклончиво, так что в результате вместо удовлетворительного ответа на вопрос герои получали лишь больше загадок.
Примерно через полтора часа, за которые Энкиль успел вернуться за трупом cволка и подтащить его к углублению в скале, служившему им укрытием от ледяного ветра, а Ирэс провести время в приятной женской компании за непринуждённой беседой, вся троица выдвинулась в направлении поселения.
Вскоре им повстречались трое других юнцов, проходивших испытание: Дафна (которая, увидев Энкиля без плаща, сердечно одолжила ему свой шарф), Карос и Сид. Энкиль тут же стал взахлёб рассказывать о пережитых им событиях, в том числе и об удивительной встрече с Гибкой Ланью, и уже готов был представить её друзьям, как вдруг понял, что той нет нигде поблизости. Попытавшись отыскать её по следам, он дошёл до обрыва, у самого края которого отпечатки её ног заканчивались. Несколько озадаченный, он вновь воссоединился с друзьями, и они вместе вернулись в поселение, где их уже поджидал Голова и несколько его приближённых.
Энкиль и Кирос убедили старших, что им удалось одолеть cволка, для чего пришлось предъявить собранные трофеи, ведь убить cволка – трудная задача даже для опытных охотинокв; и описали место, где осталась лежать туша. После чего вся юная компания отправилась промочить горло, поделиться впечатлениями с другими поселенцами и расслабиться перед следующим этапом, назначенным на следующий день.
Уже перед сном Энкиль обнаружил пришитый к внутренней стороне своего плаща амулет – сувенир от Гибкой Лани, но решил не придавать особого значения этой безделушке.
На следующее утро все пятеро: Ирэс, Дафна, Сид, Карос и Энкиль – собрались перед выходом из поселения, чтобы составить маршрут. Обсудив все варианты, они выбрали один из наиболее быстрых, но опасных путей. Им предстояло спуститься вниз и пересечь ущелье Драхти (этих мелких обезьяноподобных тварей с длинными, чудовищно острыми, но неимоверно ломкими когтями) в одном из наиболее узких мест; затем через лес пройти к статуе Граноса и вознести молитву Ясноликому, после чего вернуться назад.
Было решено подготовиться, а через час выдвинуться в дорогу. Ирэс решил подойти к процессу подготовки творчески и соорудил себе крюк из рогов, чтобы было удобнее цепляться при спуске. Карос и Энкель, немного смыслившие в скалолазании, взяли с собой более традиционную экипировку для всех членов отряда.
Часть пути до ущелья Драхти прошла спокойно. Но как только начался спуск, начались и проблемы.
Ирэс полез первым, обвязавшись верёвкой с остальными, но, несмотря на то что его самопальный крюк вполне справлялся со своей задачей, ему не хватило сноровки. Преодолев большую часть спуска, он таки сорвался, повиснув на верёвке, удерживаемой товарищами, а его замечательное изобретение с ужасным грохотом устремилось ко дну ущелья.
На шум из щелей стали выползать многочисленные драхти. Энкиль выхватил кинжал и бросился помогать другу, он быстрыми рывками поравнялся с ним и стал нашинковывать когтистых тварей, затыкая их же трупами отверстия, откуда лезли противники. Но врагов было слишком много, по верёвкам, которыми были обвязаны Ирэс и Энкиль, они стали взбираться вверх, и вскоре бой завязался и там.
Дафна, которая тоже ринулась вниз на помощь друзьям, пропустила пару ударов, неудачно ударилась головой и повисла на верёвке без чувств. Драхти продолжали прыгать на её обмякшее тело и карабкаться по верёвке вверх. Как скоро у Кароса закончатся силы удерживать Дафну, и та разобьётся – было лишь вопросом времени. Энкиль бросил своё занятие, долез до Дафны, перерезал верёвку, и стал поспешно спускаться вниз, где уже находился Ирэс, который катался по сугробам на дне ущелья вместе с облепившими его драхти. Спускаться в такой обстановке обычным способом Энкиль не мог, поэтому чуть снизившись, он оттолкнулся от скалы и, благодаря указанию Ирэса, который умудрился подобраться к особенно глубокому сугробу невзирая на терзающие его тела когти и громко крикнуть напарнику, чтобы тот прыгал туда, благополучно приземлился в снег вместе Дафной и парочкой
налипших драхти.
Всё закончилось благополучно: дети Граноса одержали победу над исчадиями Рокко. Сид и Карос смогли отбиться, последний, будучи таким же сноровистым скалолазом, как и Энкиль, довершил дело товарища, и таки заткнул все отверстия, откуда появлялись драхти. Внизу тоже удалось расправиться с тварями без особых потерь. Сид оказал поддержку парой точных выстрелов из лука, и потому никто не получил опасных для жизни ранений.
Выкопав землянку и оправившись в ней, отряд продолжил путь. Они вошли в лес и углубились в него, идя в направлении святыни. Через некоторое время им открылась потрясающая картина: разрушенный мост, который возвышался над лавовым озером (о том, что такое лава, никто чёткого представления не имел, лишь Ирэсу приходилось слышать о вулканах и результатах из извержений от караванщиков).
Перед мостом находились пять драхти. По предложению Энкиля был сделан одновременный залп, но две стрелы пролетели мимо. Все пятеро тут же бросились вперёд, Дафна подбежала первой и убила оставшихся двоих противников. Но те уже успели наделать шума, и было ясно, что их собраться не заставят себя долго ждать.
Юные сорвиголовы решили не принимать бой, а преодолеть лавовое озеро, прыгая по обломкам моста. драхти, будучи неимоверно ловкими отродьями, без особого труда преследовали забредших на их территорию людей. Они скакали по мосту так, будто он и вовсе был целым. Ещё немного, и драхти бы их настигли, и тогда кто знает, чем бы всё кончилось, но… Отряд преодолел мост, который оканчивался островком, и уже был готов давать отпор, как вдруг оказалось, что драхти, попадая на островок, теряли все свои силы и безвольно падали через пару шагов.
Очевидно, так на них действовала аура, исходящая из храма, который был единственной постройкой на этом острове. А перед воротами этого храма стояла… Гибкая Лань. Она пела такие молитвы, какие никому из молодых людей никогда не приходилось слышать, и пела их так, что даже поселенческий жрец не мог с ней ровняться. И храм отвечал ей, вторя мелодии её песни, ворота открывались…
Она вошла внутрь. Переглянувшись и перекинувшись парой фраз, Энкиль и Ирэс решили следовать за ней, пока по возможности оставаясь незамеченными, остальные последовали их примеру.
Гибкая Лань прошла через храм приблизилась к идолу Граноса, обошла его, прошла мимо одной из двух боковых дверей, и встала у стены за ним, продолжая свою завораживающую песнь. И тут стена разошлась, открыв проход.
Энкиль, сообразив, что дальше ждать нельзя, попробовал заговорить с ней и выяснить, что тут происходит. Однако он получил лишь туманные ответы: Лань – жрица (?*%@^ — вот как-то так это слово прозвучало для юнцов) Граноса, и что под храмом находится сфера, которую та должна проверить, а ещё, что ходить за самой Ланью не следует.
Ирэс внял её совету и стал первым творить молитву Граносу. Истукан ответил ему. Энкиль (с трудом преодолев желание последовать за жрицей, проход за которой уже начал закрываться), и Карос повторили за другом и у них всё получилось. Дафна же, последовав примеру товарищей, не услышала пения в ответ. Но под чутким руководством Ирэса, который глядя ей в глаза показывал своим голосом, как правильно петь, она сумела добиться ответа от тотема. А вот Сиду это никак не удавалось. Он пытался вновь и вновь, но несмотря на все попытки Ирэса помочь и ему, Гранос оставался глух. Это значило одно: Сид был отвергнут, его надо было срочно доставить в деревню и предать огню, дабы он смог очиститься от скверны и предстать перед ликом бога. Юноша в страхе попятился к выходу, но товарищи настигли его и после пары ударов от Дафны Сид потерял сознание.
Ирэс остался молиться истукану. Остальные же связали Сида и разбили лагерь на островке, ведь ночь была уже близка, а обратный путь в поселение займёт ещё больше времени из-за столь неприятного происшествия.
Через несколько часов непрерывной молитвы, Ирэс узрел чудо, одна из боковых дверей вдруг отперлась. Войдя внутрь, он обнаружил пьедестал, который прямо на его глазах выдвигался из пола. На нём покоилась бабочка из чего-то наподобие стекла. Как только юноша взял
её, пьедестал стал постепенно задвигаться обратно в пол. После этого Ирэс покинул храм и отправился к друзьям, но не сказал им о случившимся. Произошедшее надо было переспать, решил он.
Определив очерёдность ночного дежурства, отряд отошёл ко сну. Когда бодрствовал Энкиль, из храма вышла Лань. Она заверила, что со сферой (что там за сфера, и зачем она нужна, Энкиль так и не понял) всё в порядке. Юноша спросил её о Сиде, можно ли помочь ему как-то ещё, кроме сожжения. На что девушка ответила, что не вмешивается в обряды других племён. Однако вскоре едва слышно пробормотала: “Видел бы Гранос, во что превратились его слова”. Энкиль услышал это, но понял, что расспросы ничего не дадут. Лань ушла, а он, закончив дежурство, лёг спать.
Наутро он сообщил о словах Лани Ирэсу. Они решили, что идти наперекор традициям лишь на основании невнятных слов жрицы было бы безумием, и потому сошлись на том, что им следует доставить Сида в поселение, и расспросить обо всём Голову и жреца.
Так они и поступили. Назад они решили идти более длинным и безопасным путём, и всё прошло как по маслу. Сид был доставлен. А остальные четверо получили признание всех жителей и отныне считались взрослыми. Обряд инициации был завершён.

By Марк Чесноков
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #3 : Декабрь 11, 2017, 17:23 »
Новые союзники.


Примечание: Персонажи игроков - Ирэс и Энкель. Остальные - нпс.[size=78%] [/size]

Утро началось внезапно, прорвавшись в комнату морозным вкрадчивым шагом. Спросонья, Ирэс стал метаться из стороны в сторону, пытаясь привести в порядок комнату и свои мысли.

- Окно! Но почему оно открыто нараспашку…

Ответ пришёл спустя мгновение. На небольшом шкафчике, стоящем рядом с окном, сидел маленький пушистый зверёк. Право, каких только созданий не встретишь в нашем мире! Смесь обезьянки, хомяка и попугая, этот маленький пушистый попрыгун расположился неподалёку от Ирэса и смотрел на него насмешливо-любопытствующим взглядом. «Поприкот» – мысленно заключил Ирэс, - «Я слышал о них от кочевников, но что он…». Взгляд скользнул немного ниже, и дойдя до лапок маленького зверька, остановился, вселив в Ирэса лёгкий приступ паники. Поприкот держал маленькую серебряную бабочку – дар Граноса, с которым Ирэс вернулся в деревню месяц назад, и с которым он с тех пор не расставался практически ни на минуту.

Не успел Ирэс и слова произнести, как ловкий зверёк в два прыжка запрыгнул в открытое окно и рванул прочь, с каждой секундой унося бесценную вещицу всё дальше от её хозяина. Впопыхах, парень выскочил на улицу, едва заметив, как за ним увязался его друг и верный товарищ Энкиль.

- Ты чего всполошился? – непонимающе спросил Энкиль.

- Бабочка! Он… Забрал… Бежим!

- Да идём, идём. – пытался утихомирить Энкиль своего друга. – На набрось сверху, а то замёрзнешь ещё…

Ирэс подхватил протянутый ему плащ и ринулся в направлении, в котором казалось бы убежал маленький пройдоха.

Зверёк, забравшись на крышу Здания Собраний, наблюдал за происходящим. Перебираясь по верёвке с крыши на крышу, к нему приближался назойливый светловолосый парнишка. Его волосы смешно топорщились из стороны в сторону, обдуваемые сильным ветром. Но дело было даже не в нелепом внешнем виде. Постояв на месте с полминуты, этот чудак вдруг стал корчить странные рожи и пританцовывая направился в сторону наблюдателя! Поприкот оценил представление и покрутился вокруг Ирэса, осматривая его с любопытством. И хотя он быстро сменил объект своего интереса на какой-то шум, раздавшийся этажом ниже, Ирэс вздохнул с облегчением: бабочка Граноса, лежала на крыше, оставленная зверьком до лучший времён.

Бережно подняв бабочку, Ирэс было собрался уходить, как вдруг услушал лёгкое пени, исходящее из его вещицы. Почти в тот же миг, пение раздвоилось: схожие звуки стали раздаваться с третьего этажа Здания Собраний. Странное дело. И тем страннее оно было, что никто из окружения Ирэса не знал, что же находится в той комнате, из которой шёл звук. Ирэс заворожённо отправился вперёд и дверь послушно отворилась.

Комната была почти пустой. Лишь в её центре ощущалось присутствие чего-то массивного, чего-то, что и являлось источником этой таинственной мелодии. Ирэс нащупал по друкой источник света и, едва заметив, как за его спиной объявился запорошенный снегом Энкиль с поприкотом на плече, осторожно продолжил своё движение к центру комнаты. Когда источник света приблизился на достаточное расстояние пред юношами предстала огромная серебряная бабочка.

- Почти такая же, как тот идол в башне. Только…

Глаза Ирэса широко раскрылись от изумления: бабочка двигала своими узорчатыми крыльями, словно живая! Завораживающее сияние лёгким покрывалом окутывало каждый сантиметр серебряной святыни, разгоняя тьму и являя идол Граноса во всей красе. Пение двух бабочек стало

сливаться в один волшебный голос, умиротворяющий и вызывающий трепетное волнение одновременно.

- Что тут происходит? – прервал неловкую молчание Энкиль. – Странная штуковина…

В этот момент Ирэс понял, что уже некоторое время находится здесь не один. Обернувшись к другу, он начал подбирать слова, чтобы объяснить происходящее.

- Бабочка… Эти звуки…

Но Ирэс не успел закончить свою мысль. Скрипучий металлический звон за его спиной, ознаменовал нечто ужасное: бабочка, казалось бы проснувшаяся от долгого утомительного сна, схлопнула свои крылья и снова смолкла.

От бессилия юноша опустился на колени, безнадёжно пытаясь вернуть таинственный механизм к жизни.

- Я… Мы… Упустили её… - выдавил Ирэс с отчаянием.

Энкиль подошёл к товарищу и положил ему руку на плечо.

- Не думаю, что мы смогли бы что-то изменить. Этот идол наверняка стоит здесь уже долгое время. Неудивительно, что он так быстро прекратил своё представление.

Сказав это, юноша и его мохнатый друг занялись изучением запретной комнаты.

- Эй, тут есть спуск вниз! – заявил Энкиль и принялся открывать какой-то люк. -Погляди-ка – продолжил он с азартом. – Так это же комната головы!

Ирэс медленно встал, крепко сжимая свой талисман в руке. В его голове крутилось происходящее: зверёк, бабочка, пение, металлический лязг и эта душевная пустота, накрывшая его в один миг. Однако это было не всё. Словно поприкот, прыгающий с ног на голову и обратно, в голове Ирэса мелькали события прошлого, сменяясь странными видениями. Бабочка. Настоящая, живая бабочка, запутавшаяся в паутине. Она видит свет, стремится к нему и едва-едва вырывается, но… Нет. Свет гаснет. Тоска и отчаяние.

- Ты идёшь?

- Не думаю, что нас похвалят, если кто-то увидит, как мы шастаем по комнате Головы. Я вылезу здесь.

- Как скажешь, хотя по мне так веселее. Как бы то ни было, встретимся внизу.

*****

Утро не намеревалось сбавлять темп. Навеянные появлением поприкота догадки оправдались: в деревню прибыли кочевники. Однако принесли они с собой не только товары и неугомонного маленького зверька, но и вести. Дурные вести.

Приглашение Головы в его покои было внезапным. Не менее внезапным, чем последовавшее от Головы задание. По рассказам кочевников: неподалёку от близлежащего ущелья в небе схлестнулись две твари: небесный комар и небесный моллюск. Нужен был кто-то, кто разведает обстановку и доложит о потенциальной опасности. Нужен был Смотрящий. Несмотря на то, что прошёл месяц с того момента, как Ирэса нарекли рукой, юноша не мог свыкнуться с этой мыслью.

Поэтому новый титул Руки Смотрящего Ирэс принял скорее с удивлением, нежели с восторгом. Впрочем, дело, есть дело, и то, что может принести пользу жителям деревни, может стать отличным шагом к становлению достойным человеком. Покинув кабинет старейшины, ребята в спешке отправились готовиться к походу.

Полчаса спустя отряд, укатанный в тёплую одежду, запасшийся провизией уже стоял около ворот, отделявших дом юных героев от царства дикости и безумия. Учитывая, что новоиспечённый лидер ещё не успел обзавестись талантом по формированию безупречного отряда, Энкиль и Ирэс согласились на том, что стоит взять в путь своих проверенных товарищей: Дафну и Кароса. Впрочем не обошлось и без помощи Головы: к отряду молодых ребят старейшина приставил старого охотника по имени Роб. Все знали, что Роб был профессионалом своего дела, однако репутация одиночки без своего места придавала неоднозначный оттенок его образу. Потратив несколько минут на обсуждение плана действий и выбор маршрута, разведчики выступили в направлении ущелья, намереваясь обойти его по ровной, но кишащей драхти дорогой. Как никак, шрамы от когтей срастаются, а переломанная от падения со скалы шея едва ли встанет на место.

Путь был тяжёлым. Несмотря на относительное спокойствие и полное отсутствие исчадий Рокко, метель свирепствовала, отнимая у идущих драгоценное время и изматывая их своей настойчивостью. Минуты тянулись как вязкая грибная каша, как вдруг свист ветра разорвался от раздавшегося вдалеке рёва. В этот момент борьба человека с природой закончилась, уступив борьбе человека с монстром.

Развернувшись, чтобы посмотреть опасности в лицо, Ирэс, Энкиль и их компаньоны увидели, что оно уже перед ними. Никто даже не успел среагировать, как Карос, вскрикнув от ужаса, повалился на снег и начал быстро скользить вниз по близлежащему склону.

- Карос! Помогите ему! – закричал Ирэс сквозь бушующий ветер.

Выскользнув из замершей колонны, Энкиль устремился назад, пытаясь сквозь снег и ветер увидеть, что стало с его товарищем. Видя ступор Дафны и Роба, Ирэс вырвался из авангарда и поспешил на помощь своим друзьям.

С каждым шагом расстояние между Каросом и Энкилем и сокращалось, и перед глазами бросившихся на помощь соратников начали постепенно проступать очертания чего-то огромного.

Массивный, размером с многоэтажный дом, лев, стоял у подножья склона. Его шерсть, шкура, всё его исполинское тело были белоснежным, и из-за мириад снежных хлопьев, кружащихся повсюду, его очертания становились расплывчатыми, словно силуэт огромного духа.

- Проклятая тварь Рокко! Она схватила Кароса своим языком! – крикнул Энкиль, втыкая копьё в длинную мясистую мышцу и выбивая из транса заворожённых товарищей.

Подбежав к Каросу, Ирэс увидел, что Энкиль был прав: невероятной длины язык охватил Кароса за талию, завлекая его вниз по склону, к огромной львиной пасти. Одним ударом Ирэс обрубил мерзкий язык и высвободил Кароса их плена. Тем временем остальные стремились вперёд, к невиданной доселе опасности. Огромная тварь тем временем не сдавалась. Лишившись одного из пленённых она стала хватать всех остальных и практически каждый захват увенчался успехом. Тут герои и увидели, что снежный лев был вдвойне ужаснее, чем они ожидали, ибо безумие исказило его таким образом, что его туловище держало на себе две отвратительные пасти и из каждой на встречу храбрым охотникам вылетали языки, хватающие, отшвыривающие, оглушающие.

Один из языков воспользовался замешательством юного Ирэса и сжал его, утаскивая за собой. Парень едва успел запаниковать, как пущенная Энкилем стрела прибила львиный язык к земле, помогая схваченному освободиться. С яростью лев обрушил свой гнев на обидчика и мощным

ударом языка Энкиль был повален на землю. Оглушённый парень не мог пошевелиться и лишь только наблюдал за тем, как язык устремляется к нему вновь, но уже не с мощным замахом, а с грацией извивающейся змеи.

Ирэс в ужасе наблюдал за происходящим. Времени не было. В считанные секунды юноша побежал навстречу твари, угрожающей его другу и с криком «Спасайся!» влетел в приближающийся язык монстра, тем самым заслонив беззащитного друга.

Язык утягивал Ирэса всё дальше и вот перед глазами юноши уже предстала разинутая пасть, испещрённая десятками острых зубов. Молодой воин почувствовал приближающееся зловонное дыхание смерти и, вложив последние силы в одно движение, разрубил топором схвативший его язык. Удачно приземлившись, юный командир огляделся и увидел, как его товарищи, обступают зверя с разных сторон. Оставшийся позади Роб, отбивался от ещё одного языка и с помощью трубок Граноса пытался обстреливать хищника. В паре метров от оценивающего обстановку Руки, Карос с яростью вонзил острие копья в морду рычащей твари, раззадоривая исчадье Рокко на свой страх и риск. Ужасающие пасти издали громкий рык и зверь, вспомнив о стоящем рядом Ирэсе, ударил его в плечо своей когтистой лапой. Впрочем, разъярённый рёв вскоре сменился воем умирающего животного. Оглядевшись, все увидели Дафну, которая, обойдя зверя с тыла, вонзила ему копьё в самое сердце. Недолго побившись в агонии, туша опасного существа всё же сдалась и рухнула на земь. Человек снова победил.

*****

Переведя дыхание, путники отправились дальше и спустя несколько часов все уже ступали по принадлежащему драхти ущелью, единственному препятствию, отделявшему героев от места небесной схватки. Заслышав копошащихся неподалёку драхти, все по команде смолкли и начали осторожно пробираться вперёд. Спустя пару минут глазам странников явилась необыкновенная картина: тучный и изрядно пыхтящий воин, крутящийся как смертноносный ураган, крошил двумя клинками подбегающих к нему драхти направо и налево. Впрочем, странно было не это. Несмотря на вполне различимую сдавленную ругань воин не был человеком! Серая толстая кожа, округлые черты лица и толстые конечности, он скорее напоминал диковинного зверя, чем профессионального воина.

- А это что за отродье? – недоумённо произнёс Энкиль. – Ещё одно порожденье Рокко? Да, безумие посмеялось над ним ещё хлеще чем над другими.

- Нет. Эмм, не совсем. – задумчиво ответил Ирэс. Он отвёл взгляд в сторону, словно вспоминая что-то важное. – Это гифф. – продолжил он наконец. – Они вполне разумны и не должны представлять опасности. По крайней мере кто-то из кочевников говорил мне так…

Ирэс посмотрел на остальных и увидел, что они внимательно слушают его размышления.

- Так что будем делать? – нетерпеливо спросила Дафна.

- Как что, поможем ему. – с добродушной простотой ответил Энкиль. - Кажется он ранен. И если, как говорит Ирэс, он не опасен, нельзя оставлять его одного.

- Ещё не известно, кто кому поможет. – усмехнулся Ирэс. - Но в одном ты прав: не стоит бросать его раненного на произвол судьбы. Подберёмся поближе и попробуем ему помочь.

Отряд подобрался ближе и, перебросившись парой слов с гиффом, группа медленно стала отступать в сторону от ущелья. Выбравшись на безопасное место, герои решили узнать, с кем имеют

дело. Диковинный воин назвал себя ефрейтором Кирком Давном и поблагодарил путников за помощь. Как выяснилось чуть позже, ни имя, ни внешний вид не были самими странными открытиями для разведчиков. Куда страннее оказалось, то, что, судя по рассказу Кирка, никаких небесных чудовищ не было. Более того, то о чём рассказали Голове кочевники, было ничем иным, как парой летающих по воздуху кораблей, один из которых принадлежал самому Кирку.

На лицах присутствующих читалось непонимание. Было ясно одно: цель оставалась прежней, хоть она и изменила несколько свою форму. Выяснив, что Кирку нужно пробраться к своему короблю, Ирэс решил, что путь они продолжат вместе. Однако оставался другой вопрос: как лучшим образом дойти до места небесного сражения, если драхти уже переполошились от присутствия Кирка.

Роб, Дафна, Карос и Энкиль смотрели на Ирэса, ожидая от него плана. Но ситуация была опасна и решение Руки должно было свести эту опасность к минимуму. Общим умом отряд решил отвлечь внимание драхти с помощью нескольких обвалов. Роб должен был пробраться на вершину скалы и сбросить несколько валунов вниз, давая остальным возможности пройти. Теперь необходимо было решить, как дать понять Робу, что все в безопасности и обвал можно устраивать. Идеи шли нескончаемым потоком и в каждой из них таились изъяны и преимущества. Выбрать предстояло только одну из предложенных стратегий.

Ирэс смотрел куда-то отсутствующим взглядом, а голоса его товарищей гулким эхом доходили до его ушей.

- Почему, почему столь важное решение должно быть доверено мне? – с отчаянием думал новоявленный лидер.

- Давай, реши уже что-нибудь. – с едва сдерживаемым нетерпением проговорил Энкиль.

Ирэс перебирал в голове все высказанные идеи и не нашёл места чему-то более подходящему, чем идея Энкиля. Решено было обойтись без сигналов, а вместо этого назначить для совершения обвалов точное время, к наступлению которого остальные успели бы пересечь ущелье. Едва решив одну проблему, Ирэс сразу столкнулся со второй: Роб просил себе в сопровождение Дафну, чтобы та помогла ему с устроением обвалов. Дело было опасным, но оставлять Роба без поддержки тоже было нельзя, поэтому, не увидев в глазах девушки явного сопротивления, Ирэс направил Дафну и Роба к вершине скалы, а сам продолжил путь с оставшейся частью своего отряда и новым загадочным компаньоном.

Пересечение ущелья прошло гладко. Дафна и Роб отвлекли драхти в подходящее время, а остальные успешно добрались до места столкновения небесных машин. Вскоре герои увидели, что небесная улитка всё ещё парит в небе, неподалёку от них, а громадный комар поверженный и разбитый лежит на земле. Присмотревшись к грудам мусора, разведчики увидели, что тело комара охраняется пятёркой странных тварей, напоминающих то ли моллюсков, то ли кузнечиков с огромными клешнями. Выглядела толпа глуповатой, но физически крепкой. По словам Кирка, это была ещё одна свора отродий Рокко, при чём действующая по указу других его исчадий - иллитидов, находящихся на моллюсковом корабле.

Кирк вновь поставил Ирэса перед необходимостью составить план действий.

- Без топки с моего корабля я не уйду, так что нам нужно отвлечь этих глупых тварей и забрать её. – заявил он невозмутимо.

На этот раз Энкиль не стал долго ждать и сразу обратился к Ирэсу.

- Предлагаю вам напасть на них, пока они будут отвлечены. Элемент неожиданности сыграет нам на руку, особенно, если они так глупы, как говорит Кирк.

- Отвлечены? На что?

- Не беспокойся, Ирэс. Это я возьму на себя.

Ирэс вновь задумался, пытаясь найти более безопасный и более надёжный план, однако мыслей не было, ровно как и времени.

- Если отвлечёшь их, то двоих тварей я положу точно. – сказал, приготавливаясь Кирк.

- Хорошо. – с тревогой в голосе произнёс Ирэс. - Энкиль, ты скрытно подберёшься с этим существам и попробуешь отвлечь их на себя. Мы же будем наготове и бросимся на них, как только они тебя заметят. Будь осторожнее.

После того как все заняли свои позиции, Энкиль стал спускаться к обломкам небесного комара. Расположенный в низине перелесок снабдил его необходимым до поры до времени укрытием, и он благополучно приблизился к моллюскоподобным стражам. Намеренно оказавшись в поле их зрения Энкиль начал медленно отступать, как вдруг безмолвные истуканы дёрнулись и начали невероятно быстро приближаться к приманке.

Тем временем Карос, Ирэс и Кирк атаковали противников с тыла. Кирк, кромсая врагов в своём кровавом танце решительно продвинулся вперёд, приближаясь к Энкилю с каждым мгновением. Юноше тем временем нужна была помощь. Троица монстров окружила его, клацая своими клешнями со всех сторон. Это кончилось быстро. Кирк подбежал к группе и ловкими движениями разрубил двух противников на куски, однако в последний момент был сбит с ног третьим из моллюсков. Но месть настигла оставшегося стража незамедлительно. Не успела тварь схватить оторопевшего Энкиля, как её жизнь подошла к концу, благодаря синхронным ударам Кароса и Ирэса. Не теряя ни минуты, пришедший в себя Кирк подбежал к своему кораблю и начал вытаскивать оттуда невиданные вещицы.

- Готово, можем уходить.

Схватив всё необходимое, отряд скрылся из перелеска и направился на север, на встречу с Дафной и Робом.

*****

К месту герои пришли затемно. Завидев издалека лагерь, Ирэс почувствовал что-то неладное. У горящего во тьме костра сидела только одна сгорбленная мужская фигура.

- Что произошло?!

Ирэс смотрел на старика, который не решался даже взглянуть в глаза остальным.

- Это я виноват… Не доглядел, не уберёг…

Ирэса пробрала дрожь. В панике он начал бегло озираться по лагерю и в конце концов увидел лежащее тело Дафны, неподалёку.

- Что с ней?!

Старик что-то бормотал про наказание и про то, что они не могли предвидеть, но Ирэс его не слушал.

Опустившись к окровавленному, изодранному, искалеченному телу Дафны, Ирэс понял, что она ещё цепляется за жизнь. Не теряя ни секунды, Ирэс стал доставать из походной сумки все лечебные травы, все отвары, всё, что хоть как-то могло спасти Дафну от смерти. Не замечая никого и ничего он отточенными выверенными движениями стал обрабатывать раны, останавливать кровотечение и помогать Дафне не угаснуть. Бабочка должна была выбраться на свет.

Сделав всё, что было в его силах Ирэс перевёл дыхание и огляделся. Он только сейчас понял, что всё это время, ему помогал его верный друг Энкиль, придерживая, прижимая, подавая. Теперь же он сидел рядом сжимая что-то в кулаке и почти не двигаясь. На его лице читалось выражение глубокой печали.

- Дурацкая штука… - выдавил из себя Энкиль. Разжав кулак он с досадой бросил предмет из своей руки на землю рядом с Дафной. Это был амулет Гибкой Лани, подаренный Энкилем Дафне. На удачу.

Ирэс собрал оставшиеся лекарства и бросил взгляд на Дафну. Не на её тело, а на саму Дафну. Она лежала без сознания, но на лице её застыла маска тревоги. На ней почти не было живого места, а правая рука обвисла как плеть. По щекам Ирэса медленно покатились слёзы.

- Это я виноват. – снова подал голос Роб. - Позволил ей так рисковать… Накажи меня, как посчитаешь нужным. Можешь выгнать меня из своей руки, я это заслужил…

- Нет. Это моя вина… Это я отправил Дафну на такое опасное дело, это было моё решение.

Энкиль посмотрел на друга и проговорил:

- Ты не мог этого предвидеть. Ты не виноват.

- Это было моё решение, а значит я несу за это ответственность…

Стоящий неподалёку Карос, устало взглянул на ребят и сказал:

- Нужно выспаться. Давайте ложиться спать.

Этой ночью всем спалось плохо, а потому разведчики сомкнули глаза не так скоро, как следовало. Ирэс молился Граносу о скорейшем выздоровлении Дафны. Энкиль выспрашивал у Гиффа о том, нет ли в его родных землях средств, которые могли бы исцелить руку девушки. Гифф же отвечал уклончиво и всё говорил о том, что ему нужно встретиться с Головой и обсудить грядущую войну с Рокко и его приспешниками. Карос и Роб же просто томились тяжёлыми думами.

На следующий день Ирэс, Энкиль, Карос, Роб, Дафна и ефрейтор Кирк Давн прибыли в деревню. У ворот Дафну приняли деревенские лекари и унесли, чтобы оказать должный уход. Роб с Каросом молча скрылись из виду. А приближённые старейшины поспешили доложить Голове о прибывшем госте. Рука Смотрящий вернулся с вестями.

By Александр "Психопат" Морозов
« Последнее редактирование: Декабрь 11, 2017, 17:28 от Alfirin »
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.

Оффлайн Добрый ДМ

  • Illuminated Order of GURPS
  • Завсегдатай
  • *
  • Сообщений: 371
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #4 : Декабрь 11, 2017, 18:32 »
А система-то какая?  :D
Мастер бледный со взором горящим нервно чёрные дайсы грызёт...
©Геометр теней

Люди которые считают Тау оплотом добра, очевидно плохо знают этих ксеносов и подверглись их пропаганде.
©Берт

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #5 : Декабрь 12, 2017, 08:57 »
Сейчас играем по Дневнику Авантюриста. Не лучшая система, но пока ее простота обеспечивает порог вхождения) Собираюсь добрать еще 2х игроков в процессе игры. Планирую использовать эффект разницы знаний у старых и новых игроков.
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #6 : Декабрь 16, 2017, 09:16 »
Часть третья: На волоске.

Голова поговорил с Ирэсом и гиффом, узнав от последнего о том, что Красная Голова собирает армию против чудовищных сил Рокко, для борьбы с которыми требуется вся посильная помощь. В результате совещания этих троих был утверждён следующий план: отправить небольшой отряд в поход, чтобы добыть “Яйцо Граноса” – загадочный артефакт, о котором (кроме того, что они совершенно точно существуют и способен пробудить неких древних воинов Граноса) не было известно решительным образом ничего.

Отряд составили: Дафна, которая не хотела оставаться в поселении и быть обузой (ведь только с одной рабочей рукой ей бы пришлось остаток жизни провести среди стариков, занимаясь исключительно воспитанием детей), и потому упросившая Ирэса взять её с собой, Роб, Карос, Энкиль, Кирк, Ванда (охочая до приключений юная травница; пришлось сильно постараться, чтобы убедить Лечащую руку отпустить одну из своих подопечных, но с помощью Энкеля Ирэсу это таки удалось) и, собственно, Смотрящий. Через неделю подготовки к предстоящему путешествию эта семёрка отправилась вместе с караванщиками на запад.

Первые месяцы пути прошли довольно спокойно, лишь на подъезде к городу Дыра случилось нечто невероятное: человек на огромных призрачных крыльях (по всей видимости крыльях Рокко, что было невероятно, ведь, по слухам, они были обузданы и доставлены к Шпилю Красным Головой) напал на колонну и утащил одного из караванщиков.

Добравшись-таки до Дыры, искатели артефакта Граноса умудрились попасть в весьма затруднительное положение. Мало того, что Энкиль, впервые столкнувшись с озером, приобрёл аквафобию, так ещё и Роб, нарушив местные законы, оказался в дыре – глубоком, расположенном в центре города колодце, который расширялся ближе ко дну, переходя в пещеру. Здесь, согласно местным поверьям, безумие Рокко должно было поглотить грешников, их пожранные тьмой души стали бы жертвой, способной отвратить гибель всего населения Дыры ещё на один год.

К счастью, Ирэсу было видение, в котором ему предстал голубоглазый инквизитор, вселяющий надежду на возвращение утраты. Истолковав это так, что утрата – Роб, Смотрящий сообщил товарищам, что следует найти и заручиться поддержкой этого служителя Граноса. Поиски не составили труда, убедить его пойти с ними тоже оказалось просто. Инквизитор, назвавшийся Алквиадом, и сам стремился попасть в “дыру”, чтобы уничтожить Осколок Рокко, терроризирующий местных жителей.

Но вызволять Роба отправились не все члены отряда. Кирк наотрез отказался спускаться вниз, туда, где безумие особенно сильно. Дафна была ещё слишком слаба, да и от Ванды в лобовой схватке было бы мало пользы.
Ирэс, Карос, Энкиль и Алквиад взяли необходимое снаряжение и, позаимствовав у Кирка пару бомб, разумеется, предварительно получив у того инструкции, как ими пользоваться, стали разыскивать по следам местных воинов ещё один вход в пещеру, находящийся за чертой города. Эта задача легко далась нашим героям во многом благодаря охотничьим навыкам Кароса. Вскоре перед ними предстал охраняемый вход в пещеру.

Усыпив часть стражи при помощи сонного порошка, изготовленного Ирэсом ещё в родном поселении, и добив оставшихся, герои проник туда, где безумие было особенно сильно: ведь даже грибы, растущие на стенах, мало что оказались говорящими, так ещё и проявили склонность к философским спорам и спекуляциям.
Алквиад знал куда идти, так как он уже пытался добраться до этого Осколка Рокко ранее, но в одиночку у него не получалось избавиться от этой скверны.
На пути героям встретилась матка драхти, столкновение с которой кончилось тем, что отряду пришлось убегать в одно из боковых ответвлений, где ещё с давних времён было воздвигнуто святилище Граноса. Там, под сенью Ясноликого, они спаслись от полчищ обезьяноподобных тварей.
Продолжив путь, они вскоре вышли к тому месту, где безвольно слонялись приговорённые жертвы, от которых тянулись тонкие белёсые волоски, уходившие в дальний угол, где клубилась непроницаемая тьма.
Алквиад сказал, что героям необходимо сделать так, чтобы Осколок Рокко (та самая клубящаяся тьма) попытался подчинить их, потому как для этого ему придётся раскрыться, и тогда Алквиад сможет его разрушить. Но Осколок разумен, посредством тех белых волосков он подчиняет себе людей и постепенно высасывает их души. Как только он заметит присутствие враждебных ему существ, все, от кого тянутся волоски, бросятся на защиту своего повелителя.

Было решено, что Ирэс попытается отвлечь всех людей на себя, в то время как Карос и Энкиль попробуют заставить Осколок раскрыться. План был хорош, но Ирэс, не рассчитав свои силы, угодил в западню, и был избит до потери сознания, однако Энкиль сумел отвлечь нападавших от друга при помощи взрыва одной из бомб, так что всё обошлось без непоправимых для Смотрящего последствий.

Когда Тьма раскрылась, из неё вышла сияющая девочка лет пяти с длинными белоснежными волосами. Она смотрела на юношей, мелодично произнося: “Иди ко мне. Я должна ждать маму. Я должна жить”. Энкилю удалось сопротивляться зову, и он смог привести в чувство Кароса, который уже было поддался безумию. Очарованная толпа подступала всё ближе, ещё немного и Каросу с Энкилем пришлось бы начать убивать, чтобы самим не быть убитыми. Но тут Алквиад сделал своё дело. Видение исчезло, равно как и волосы, тянущиеся по всей пещере. Люди стали постепенно приходить в себя.

Энкиль оказал Ирэсу ту первую помощь, на которую был способен, чего хватило, чтобы командир пришёл в себя. Вместе с освобождёнными людьми наши герои направились к выходу. Снаружи их уже поджидали порядка двадцати стражников, готовые отдать свои жизни, лишь бы не позволить заражённым безумием людям вырваться из пещеры. Однако благодаря проникновенной речи Ирэса и его песне Граносу, идущей от самого сердца, на людей снизошло озарение, что Смотрящий и его отряд даровали всему населению Дыры избавление от сил Рокко. Вскоре каждый местный поселенец стал воспринимать Энкеля, Ирэса и Кароса как благословлённых самим Граносом великих избавителей.

By Марк Чесноков
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #7 : Январь 09, 2018, 09:11 »
Часть четвертая: Шлюз. Проблемы.

Шли месяцы, и отряд Руки Смотрящего медленно, но верно двигался на запад, в сторону столицы. Путь был непростым, однако никакие преграды не могли остановить героев и помешать им выполнить благородную миссию. К тому же, из Дыры группа отправилась уже в сопровождении монаха инквизиции Алкивиада, его людей и Джеймса – корсара, спасённого от осколка Рокко, что определённо повышало общие шансы на успех.

И вот, когда до очередного поселения оставалось всего пара часов езды, Карос, сидящий за вожжами, призвал Ирэса на крышу повозки и указал в небо. Сомнений быть не могло: к повозке стремительно приближалась крылатая фигура, подобная той, что напала на их группу и похитила караванщика некоторое время назад. Мобилизовав Роба, Энкиля и Алкивиада, Ирэс и Карос приготовились принимать бой. Герои пытались поразить тварь своими стрелами и ударами орудий, однако она была крайне изворотлива. Не говоря о том, что её раны залечивались за считаные мгновения. Пытаясь остановить тварь, Ирэс подобрал момент, когда она спикирует вниз и запрыгнул на неё. Однако «крылья», обзаведясь нежеланной ношей, начали летать из стороны в сторону и сбросили командира на землю. Монстр, не найдя лёгкой добычи, уже собирался отступать, но в бой вступил Алкивиад. Использовав особую технику монашеского боя, он нанёс твари пару точных ударов в крыло, что не только ранило её, но и вывело из равновесия. Энкиль, заметив, что противник стал уязвим, нанёс сокрушительный удар и отрубил одно из крыльев чудовища.  Несмотря на то, что монстр смог улететь, Энкиль обзавёлся весьма ценным трофеем, а именно чёрной сталью, из которого было сделано крыло. По словам Алкивиада – это весьма редкий и весьма качественный материал, существующий «под углом к реальности».

К вечеру герои прибыли в поселение под названием Шлюз, которое по планам должно было стать для путешественников местом очередного привала.  Шлюз, располагался высоко в горах и те, кто намеревался посетить город, пользовались особой системой подъёмников, работающих за счёт выталкивающей силы воды.

Как только повозка героев оказалась на верхней ступени водяного лифта, город явил себя во всей красе. Поселение было построено рядом с дамбой и подобно водяному лифту, оно тоже включало в себя несколько ступеней, возвышаясь как лестница из домов прямо к вершине скалы. Единственным, что выбивалось из гармоничной картины, были мёртвенно бездействующая водяная мельница и пустой канал, идущий к городу с возвышающегося склона гор.

Ирэс первым делом отправился в сторону здания, похожего на постоялый двор, чтобы узнать, не могут ли его люди разместиться в нём на ближайшие дни. Энкиль, Джеймс и остальные тем временем пошли в сторону массового сборища, которое привлекло общее внимание группы ещё на подступах к городу.

На площади было людно. Жрец поселения кружил по небольшому помосту с кинжалом в руке и с пламенной речью обращался к собравшимся. Рядом с ним на коленях стояла молодая женщина, в глазах которой не читалось ничего кроме скорби и обречённости. Народ, наблюдал за происходящим с интересом и лёгким волнением, однако никто кроме восточных горцев и пешего корсара не считал происходящее странным.

Озираясь, Энкиль заметил в толпе Гибкую Лань – певицу Граноса, которая помогла героям в день посвящения и оставила их с массой неразрешённых вопросов. Подобравшись поближе, он выяснил что Лань прибыла сюда по делам, в которых ей как раз пригодится помощь её старых знакомых.

Тем временем, Ирэс, открывший для себя доселе неизвестный концепт слова «деньги», решил воссоединиться со своими товарищами и подошёл к толпе зевак. Заметив своих людей, говорящих с Ланью, командир решил уделить внимание происходящему. Местный священник тоже обладал бабочкой Граноса, однако Рука заметил, что она не была даром Граноса, а являлась чем-то вроде рукотворного изделия. Образ священника сразу стал принимать тёмные тона, но это было лишь мелочью по сравнению с тем, что произошло дальше. Речь жреца подходила к концу. Практически не изменившись в лице, он остановился и резким движением вспорол женщине живот. В исступлении жрец продолжал кричать, вынимая из тела своей жертвы внутренности и заливая себя и помост струями проливающейся крови. Ирэс уже не слышал его слов. Его сковывал ужас, ужас того, как один человек убивает другого таким зверским способом. Не человека провалившего испытание посвящения, а абсолютно невиновного! Сильный торжествовал над слабым, и толпа этому потакала. Ирэс смотрел на потоки красной жидкости и на агонизирующее лицо женщины и начал с дрожью в ногах отступать.

Никто не заметил того, как быстро скрылся Смотрящий, ведь в этот момент над городом творилось чудо, свершённое кровавым жрецом. Кровь женщины хлынула по желобу, толкая жернова водяной мельницы, и колесо закрутилось, будто подталкиваемое потоками воды. Словно реагируя на вращение мельницы, над Шлюзом воссияли огни, свет которых отдалённо напомнил Энкилю фей из родной деревни. Огни сливались друг с другом, образуя над городом купол. А воодушевлённые жители Шлюза радовались и, устремив взгляды в небо, смотрели, как летящие из тьмы люди с крыльями приближались к городу и, ударяясь о невидимый барьер, уносились прочь.

Вскоре Гибкая Лань, Алкивиад, Ирэс, Энкиль, Джеймс и остальные собрались у повозки, чтобы обсудить назревшие вопросы. Как пояснила жрица Граноса, несколько лет назад шлюзовцы лишились воды.  Теперь же к этой проблеме прибавились «крылья», похищающие людей и вносящие беспорядок в жизнь города. Гибкая Лань собиралась посетить святилище Граноса, расположенное на вершине горы для того, чтобы заняться некоторыми делами.  Добравшись туда можно попутно попробовать решить проблему с водой. Неплохо было бы найти и источник крылатых тварей, однако это уже будет зависеть от доброй воли отряда. Учитывая, что дорога к башне Граноса полна драхти, Лань предложила героям сопроводить её в обмен на информацию о местах, где можно найти яйцо Граноса, а это, безусловно, должно ускорить выполнение миссии порученной Руке Смотрящему Головой. Решение было очевидным.

По утру Ирэс, Джеймс, Роб, Карос, Энкиль и Гибкая Лань попрощались с Алкивиадом и его людьми, которых уже давно ждали другие заботы, и отправились к башне Граноса. Дафну, Ванду и Кирка было решено оставить в поселении для охраны повозки и контроля за обстановкой в городе. Когда герои прибыли на место пред ними предстал глубокий котлован, который в своё время являлся водохранилищем. Теперь его наполняла пустота, а по его потрескавшемуся дну то и дело сновали драхти, а в самом центре скалой возвышался остров с искомой Башней Граноса.

Подойдя к скале, герои наметили путь для подъёма наверх. Однако в поле зрения находилась лишь отвесная часть скалы, поэтому Джеймс вызвался сходить на разведку и выяснить нет ли лучшего варианта. Спустя десять минут, Джеймс обнаружил место, весьма подходящее для подъёма. Однако, пока корсар высматривал маршрут для продвижения наверх, несколько драхти высматривали Джеймса. Отбиваясь от нападающих, Джеймс едва заметил, как издали к нему шла уже сама матка драхти. Возвратившись, разведчик доложил об обстановке.

Учитывая, что подниматься было проблематично, Энкель предложил окружить матку драхти и попробовать принять бой. Однако спустя считанные минуту стало ясно, что это затея имеет небольшие шансы на успех: полчища маленьких тварей лишь только восполнялись снова и снова, а потому для отряда ситуация была заведомо пораженческая. Отбиваясь от настигших монстров, прикрывая ближнего и помогая друг другу, израненные герои с трудом все-таки смогли забраться на вершину островной скалы и перевести дыхание.  Пред ними виднелось святилище Граноса.



By Александр "Психопат" Морозов
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.

Оффлайн Alfirin

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 500
    • Просмотр профиля
Re: Евтопия: на границе Безумного
« Ответ #8 : Вчера в 13:52 »
Часть пятая: Шлюз. Видение.

Попасть в святилище было несложно. Под чутким руководством Лани Ирэс спел нужную песню и двери отворились. Оставив Джеймса следить за обстановкой в предместье башни Граноса, герои направились в внутрь. По сравнению с тем залом, в котором юные охотники прошли своё первое и самое значимое испытание, явившуюся взгляду комнату нельзя было назвать иначе чем «жалкое зрелище». Пыль, обломки стен и конструкций, и в центре всего этого беспорядка массивная металлическая дверь, сомнувшая и сдавившая идол серебряной бабочки. Картина опустошала и вызывала необъяснимую скорбь. Впрочем, судя по состоянию этого места, оно пришло в упадок многие годы назад. В годы, когда крылья Рокко пленённые здесь, вырвались на свободу.
Израненные неудержимой силой коридоры вывели группу в небольшую комнату с двумя проходами. Один из проходов преграждал образовавшийся завал, второй же вёл через очередную дверь.
- Эта дверь открывается с другой стороны. – заявила Гибкая Лань, прежде чем кто-либо озвучил вопрос. – Вам придётся спуститься вниз, пройти через Зеркальную Комнату… Комнату Истины… У неё много названий… Пройдёте через неё, поднимитесь наверх по лестнице и окажитесь по ту сторону этой двери.
- А что будешь делать ты? – пытливо спросил Энкиль.
- Ооо, не беспокойся! Я найду чем заняться. – хитро улыбнулась Лань.
- Ты уверена, что стоит оставаться здесь одной? Может тебе оставить кого-нибудь в помощь? – поинтересовался Ирэс.
- Да что здесь может случиться… - безмятежно протянула певица Граноса. – Кстати, - вспомнила вдруг она – по пути вы наверняка наткнётесь на то, что не даёт «жукам» выполнять их работу. Разберитесь с этим, тогда мы сможем должным образом восстановить это место.

Несколько вернувшись назад, Ирэс, Энкиль, Карос и Роб подошли к огромной дыре, мимо которой до этого пролегал их путь. Все настороженно глянули вниз.
Обратив взгляды вниз, герои присмотрелись. По радиусу ямы были рассредоточены каменные уступы – вероятно, остатки существовавшей когда-то лестницы вниз. Уступов было немного, но достаточно для того, чтобы при должной сноровке спуститься вниз. Как долго предстояло спускаться, было неясно: сияющая со дна тьма создавала впечатление, что яма, если и не бездонная, то, по крайней мере, ведущая прямиком к зонам безумия.
Оценив обстановку, Энкиль тут же принялся рассчитывать с какого места и куда лучше спуститься, как закрепить верёвку со снаряжением и как сделать это наиболее безопасным способом. Впрочем, предусмотреть всё наверняка было проблематично: судя по потокам воздуха, откуда-то со дна вырывался сильный ветер, при чём его порывы едва поддавались какой-либо закономерности. Спустя несколько минут Энкиль сообщил свои соображения остальным и после всеобщего одобрения начал спускаться на первую из платформ.
Несмотря на должную подготовку, спуск увенчался успехом лишь благодаря хорошей реакции Энкиля и счастливой случайности. Как только парень вдвое сократил расстояние до платформы, стихия вмешалась и с невероятной силой подбросила Энкиля вверх. Пытаясь сориентироваться в изменившейся обстановке, он только успел понять, где он и куда ему нужно попасть, как второй порыв ветра начал отбрасывать его в сторону. Влияя на направление своего движения, Энкиль добрался до нижней платформы, но несколько перелетел её. Благодаря страховочной верёвке, он выбрался на платформу и обессиленно прижался к стене.
- Ты в порядке? – с беспокойством поинтересовался Ирэс.
- Я спустился… Но что делать дальше не знаю. Слишком сильный ветер.
Юный командир посмотрел на Кароса и Роба, ожидающих дальнейшего развития событий, молча кивнул им и начал спускаться следующим. Через некоторое время все разместились на одном уступе вместе. Для остальных спуск был несколько легче благодаря расчётам Энкиля и прочно закреплённой им верёвке, однако каждый был атакован ветром и был неслабо потрёпан после перехода.
Четвёрка расположилась и молча наблюдала за тем, как необузданная воздушная сила  топорщит их одежду и походные сумки.
- У меня есть идея. – вдруг заявил Ирэс. - Не уверен, что она сработает, но это лучше, чем сидеть здесь сложа руки.
Далее произошло следующее. Закрепив на поясе верёвку со своим крюком, Ирэс как можно шире расправил свой плащ и полы своей одежды, разогнался, насколько это позволяла платформа, и расправив руки наподобие птицы прыгнул вместе со вздымающимся потоком воздуха. Слава Граносу, платформа была лишь метрах в трёх от предыдущей, а момент для прыжка был верно угадан. Юный командир ловко запрыгнул на платформу, готовясь помогать остальным. Собравшись на новом месте, компания заметила, что некоторые платформы расположены прямо друг под другом, что отбрасывало необходимость рисковать и позволило медленно, но верно спуститься вниз.
Не прошло и часа, как герои оказались на дне огромного зала. Там удалось установить источник ветра – древний механизм, находящийся на дне этой ямы, который был накрыт огромной плитой, периодически поднимаемой вверх и падающей с громким хлопком. Судя по всему, плита являлась причиной не только непредсказуемой воздушной помехи, но и работе «жуков», о которых говорила Лань.
Встав по краю огромной плиты, приключенцы попытались разбить плиту оружием, что оказалось малоэффективным. Но тут на помощь подоспел Энкиль. захвативший с собой одну из чудесных бомб Кирка. Дождавшись, пока все отойдут подальше, Энкиль метнул бомбу в центр прыгающей «крышки». Спустя несколько секунд бомба с грохотом взорвалась, разнося пластину на куски и высвобождая путь мириаде жуков. Насекомые обретя наконец свободу, взмыли вверх и скрылись под самым куполом святилища.
Помимо воздушного механизма, нижний уровень располагал двумя выходами, из которых лишь один был открыт. Исследовав открытую часть святилища, герои обнаружили ничто иное, как оружейную, полную мечей, трубок Граноса и вещиц неизвестного предназначения. Вооружившись тем, что уцелело в битве со временем, группа вернулась в зал с механизмом и остановилась перед закрытой дверью.
Повинуясь некому предчувствию, Ирэс осмотрел дверь и обнаружил небольшие потоки воды, идущие с другой стороны. Выглядело всё так, будто комнату через которую им предстояло пройти, переполнена огромным количеством воды. 
- Кажется эта комната затоплена. - обратил внимание остальных на находку Ирэс. - Нужно будет приоткрыть дверь и спустить воду.
- Ну так давай, помогай скорее - сказал Роб первым навалившись на дверь.
Объединив свои усилия, отряд сдвинул не поддающуюся каменную плиту. Поток воды, хлынувший на героев был настолько сильный, что сшиб с ног Энкиля. Благо он успел подпереть дверь копьём, что позволило остальным переждать, пока вода не исчерпает себя полностью. Продрогший от холода и деморализованный столкновением со своей фобией, Энкиль встал в стороне, очевидно не готовый идти дальше. Да и остальные компаньоны Ирэса явно промокли и подустали. Посему было решено сделать привал. Подбодрив своего друга добрыми словами и припасёнными на такой случай грибами, Рука присоединился к общей трапезе.
Обсохнув и отдохнув, компания продолжила свой путь.
Комната, в которой все оказались после, нагнетала атмосферой таинственности и некоторой своеобразной жути. Все стены, потолок, пол, всё было выполнено из зеркал, и десятки копий смотрели на героев, повторяли каждое их движение, словно изучая своих создателей. В центре комнаты лежало два трупа. Осмотрев их Ирэс понял, что они погибли столетия назад, а учитывая, что на одном из них была маленькая серебряная бабочка, погибшие были служителями Граноса.
- Не нравится мне это место - настороженно проговорил Энкиль и направился к двери, находящейся на противоположной стороне комнаты.
- Да. Надо уходить. - согласился Ирэс и заметил, как одно из его отражений смотрит на него. Почему-то стало вполне очевидным, что по ту сторону зеркала находится не копия Ирэса, а нечто иное.
Убедившись, что Карос, Роб и Энкиль покинули комнату, Ирэс двинулся вперёд. Как только он прошёл через стеклённую дверь, его сознание провалилось в небытие.
*******
Рядовой Ирэс проснулся. Сегодня спалось особенно скверно и судя по заспанному лицу Энкиля не ему одному. Впрочем, не время для размышлений: воевода должен прийти с минуты на минуту, а к этому моменту нужно быть экипированным и готовым выступить по приказу. Намечается серьёзная битва.
- Ну что, готов? – бросил Ирэс своему товарищу, резким движением помещая трубку Граноса на пояс. – Интересно, что эти твари выкинут на этот раз. И чем собирается крыть воевода…
- Поговорим с ним и узнаем. – меланхолично ответил Энкиль, подходя к окну.
Снаружи раздавались отголоски суеты, беготни и тщательно подготовки к чему-то масштабному.
- И правда. – заключил Ирэс, подхватывая свой верный меч. – Воевода уж не прогадает. Не должен. Не может.
Обернувшись, Ирэс увидел, как Энкиль уверенным шагом направился к двери и… Столкнулся лицом к лицу с воеводой.
- Энкиль, Ирэс! Вы нужны на стене. План разъясню по пути. – отчеканил воевода и повелительно указал на выход.
- Так точно!
Расставшись с воеводой бойцы устремились к стене. Оборона поселения безусловна была на высоте: ров, стена, вооружённые воины и, в конце концов, святилище Граноса в центре должны были обеспечить достойную защиту. Впрочем, с исчадиями Рокко ни в чём нельзя быть уверенными.
Инструкции воеводы были просты. Занять оборонительную позицию на стене. В бой первыми не вступать. При появлении тварей – атаковать. Приятным дополнением может стать помощь ангела, но его появление будет зависеть от милости Граноса.
Заняв позиции на стене, товарищи стали наблюдать. Монстры не заставили себя долго ждать. Буквально через четверть часа на горизонте появился корабль, из которого на землю спустилась тёмная фигура с размашистыми фиолетовыми крыльями, рогами и ящероподобным хвостом. Это был Флич Проклятый.
Лоялисты едва успели среагировать, как крылатое отродье, омерзительно взвыв, сделало взмах рукой и из воды начала выбираться огромная гидра. Энкиль, мгновенно расставив приоритеты, выстрелил в Флича из своей трубки. Однако цель была далека и изворотлива и снаряд прошёл мимо, даже не задев тёмную тварь. Всматриваясь в зону наступления, лоялисты увидели вдалеке драхти. Полчища маленьких пронырливый тварей, бегущих, скачущих и плывущих в сторону форта. Врагов было несчитанное количество. Армия была в замешательстве, и Ирэс с Энкилем не могли не чувствовать общую панику, приглушаемую занимающейся молитвой их воеводы.
Тем временем Ирэс выбрал свою цель. Гидра, несущаяся прямо на стену неумолимо приближалась, но этого-то и ждал резвый рядовой. Как только чудовище столкнулось со стеной, Ирэс прыгнул к гидре на шею и ухватился за неё руками. Тварь неслась в сторону башни и потому время шло на секунды. Уверенным ударом, Ирэс вонзил меч гидре в глаз, проворачивая его и вонзая, как можно глубже. И вот, спустя пару мгновений, чудовище повалилось на земь, так и не добравшись до башни. Воодушевление было недолгим: полчища драхти уже приближались к стенам и как их не истребляли опытные бойцы, на месте отродий объявлялись всё новые и новые существа. Флич казалось был неуязвим. Даже те выстрелы Энкиля, которые попадали в тело демона не ранили его и не останавливали. Неужели не выстоим?
Однако ещё не всё было потеряно. Как только с уст воеводы сорвались последние святые слова, в небе засеял чистейший белый цвет, и с прекрасным, трогающим душу пением над лоялистами явился Ангел. Воспрянув духом, солдаты ринулись в бой.
- Они прорвались в башню! Ирэс, Энкиль – на защиту! – кричал воевода.
Исход сражения определился за считанные мгновенья. Вбежав в башню, Ирэс и Энкиль пробирались через коридоры и наконец настигли Ангела, сцепившегося с Фличем Проклятым в смертельной битве. Но только товарищи попытались вступить в сражение, как крылатое отродье издало омерзительный вопль и рассудок бравых лоялистов затуманился. Свозь душевные муки и сковывающий ужас, воины бросились на подмогу, но уже не светлому Англелу Граноса, а твари, поработившей их разум.
Воспользовавшись созданным преимуществом, Флич пронзил Ангела своими крыльями. Лик Ангела исказился гримасой боли и силы медленно начали покидать святого воина. Последним рывком он прекратил страдания рабов Флича и после этого наступила тьма.
*******
- Эй, Ирэс, давай, приходи в себя! – разносился эхом голос Роба.
- Что… Что произошло? – медленно произнёс Ирэс, поднимаясь.
- Как только мы вышли из комнаты, вы с Энкилем отключились. Мы с Каросом уж не знали что и думать.
Проведя взглядом по комнате, Рука Смотрящий сориентировался в хаосе мыслей. Четвёрка находилась в комнате с винтовой лестницей, ведущей на верх, а позади них поблёскивая на свету стояла зеркальная дверь. Карос, сидел рядом с Энкилем, который тоже уже очнулся от странного навождения.
- А как же… Лоялисты, битва, Ангел и… Флич с фиолетовыми крыльями… Вы этого не видели?
- Ничего такого, парень. О ком бы ты ни говорил, но это видели только вы с Энкилем.
- Ладно, некогда выяснять что это было. Лань наверняка уже заждалась нас.
Открыв дверь наверху и встретившись с жрицей, герои подтвердили догадки о том, что увидели воспоминания павших бойцов старых времени. Гибкая Лань попросила Граноса вернуть воду и на этом дело было сделано.
Выйдя наружу, перед компанией предстал вид резервуара, постепенно заполняющегося, а также жуков, ныряющий на глубину и восстанавливающих разрушенное дно. Раздобыв лодку, герои отправились в обратный путь.

By Александр "Психопат" Морозов
Я лишь следую за языком, и не боюсь признавать его правоту, даже когда она мне неприятна.