Здравствуйте, Гость

Автор Тема: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.  (Прочитано 3785 раз)

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« : Июль 16, 2015, 15:18 »
Итак, сборник приключений "Тales of Power". В нём 5 историй. Это: "Кардинальное (Кардинальское) Решение" (игра слов в оригинале, - A Cardinal Decision), "Латунный Город", "Вторжение Доминиона", "Юсташ Монах", "Собирающийся Шторм".


Данный сборник рассчитан на достаточно могущественных персонажей, как то следует из названия. По умолчанию, то уже состоявшиеся герметические маги в возрасте где-то так 50-60 после ученичества (т.е. эти твои 70-80 летние Гандалфы, если предположить, что они начали своё герметическое ученичество в 5-6 лет), а также их свита из продвинутых компаньонов и грогов. Учитывая, впрочем, все альтернативные герметическим магам варианты персонажей, предлагаемые в различных книгах по Царствам, я полагаю, что одно-двух герметических магов в партии мог бы легко заменить какой-нибудь продвинутый и зрелый мифический компаньон, - как то какой-нибудь могущественный дьяволопоклонник (эти даже рекомендованы для пиратского приключения), - или, может быть, языческий бог-фейри, магический даймон или там дракон (имеется в виду персонаж из Realm of Power: Magic или Realm of Power: Faerie, сгенерённый по правилам, делающим его аналогом могущественного герметического мага). Но это последнее для любителей разнообразия и экзотики.


(Также, - в качестве некоторого личного комментария, - я должен отметить, что, по крайней мере, первое, предпоследнее и последнее приключения достаточно располагают к тому, чтобы использовать с ними правила по генерации greater nobles, предложенные в "Lords of Men". Так, в историях о выборах нового Папы, об охоте на пиратского адмирала, терроризирующего два королевства, и о гражданской войне, устроенной титалианской кабалой герметических архимагов, всякие там Неды Старки и Тайвины Ланнистеры будут как нельзя кстати. Так, они, в качестве компаньонов, смогут исправно справлять свою нарративную роль сайдкиков герметиков, а не сидеть на скамье запасных, ибо все происходящее ниже их достоинства, или там затенять собой волшебников, будучи слишком могущественными).   


Предполагается, что указанные приключения будут как проходимы одним могучим герметиком со свитой, так и составят некоторый вызов для всех магов ковенанта.


В дальнейших постах в этой теме я разберу каждое из приключений в отдельности, продвигаясь по ним в том порядке, в котором они предложены в книге. Впрочем, если кого-то более всего интересует одно из них, и он готов будет высказать своё пожелание здесь, то я, конечно же, с радостью изменю этот порядок. Также, не стесняйтесь проявлять всяческую иную активность, выдавать комментарии, вопросы, придирки, обвинения в мой адрес в в связи с моей возможной некомпетентностью. Всё это приветствуется.


Вот краткая аннотация пяти модулей, чтобы вы могли отобрать своих фаворитов или просто составить общее представление из них.


В Кардинальском Решении Папа умер, и теперь собрался конклав, должный избрать нового Папу. Действие происходит в осаждённом Фридрихом Вторым Риме. Агенты всяческих сверхъестественных царств (как то демоны со стороны Ада, древнеримские боги со стороны Фейри) и даже один джербитоновский архимаг, презревший Кодекс Гермеса, манипулируют всем и вся, чтобы протащить на апостольский престол своего кандидата.


В Латунном Городе маги, по стопам фольклорного эмира Мусы, оправляются на поиски мифического города, в котором живут ифриты. Призраки времён Александра Великого, египетская пустыня, древняя мага царя-пророка Соломона, придворные интриги во дворце повелителя всех джиннов, всё это здесь.


Вторжении Доминиона, как это ни забавно, учитывая его название, преимущественно внутри-герметическое приключение. А именно, некоторое общество герметических волшебников решает способствовать развитию средневековой европейской городской цивилизации самым невыгодным для ковенанта образом: они способствуют основанию нового города рядом с землёй ковенанта. Зачем им это? О, у них высокая и благородная цель прогрессисткого толка. Они также весьма могущественны. Но всё не так страшно. Если игровые персонажи возражают против лесорубов, вырубающих их волшебные деревья, дающие им волшебную же смолу, или там против ново отлитых церковных колоколов, мешающих их магии, то есть если они не готовы пожертвовать своим шкурным герметическим интересом ради размеренного поступания прогресса и христианской веры, то у них найдутся и союзники. Так, указанному выше обществу противостоит альтернативная котерия магов более консервативного склада. Те пытаются уничтожить оный новооснованный город.


Юсташ Монах - это знатный английский лорд, ужасающий пират и чернокнижник, кормящийся с морской торговли в Канале и устрашающий королей равно Англии и Франции. Партии предложено заинтересоваться, в силу тех или иных причин, в том, чтобы убить его.


Собирающийся Шторм, он, об одной титалианской магине и её прихвостнях, желающих властвовать над мирянами, и замутившей по этому поводу феодальную войну.
« Последнее редактирование: Июль 16, 2015, 21:46 от alostor »

Оффлайн Shuriken

  • WH Ordo Rolepleus
  • Частый гость
  • *
  • Сообщений: 241
  • Para bellum!
    • johann_van_hal
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #1 : Июль 16, 2015, 15:49 »
Кстати, практически в порядке моего интереса выстроены)

Оффлайн Redrick

  • Завсегдатай
  • ***
  • Сообщений: 305
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #2 : Июль 16, 2015, 16:11 »
Латунный город очень заинтересовал.
И вообще, обзоры на Ars Magica очень интересны, жду)

Оффлайн Abash

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 1 304
  • "...а вы уж тут - как-нибудь сами..."
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #3 : Июль 16, 2015, 17:30 »
Я бы предложил все это отформатировать, проиллюстрировать и где-нибудь еще помимо форума (ролемансер, имажинария, рнр, блог какой-нибудь) сохранить. Типа:



В Кардинальском Решении Папа умер, и теперь собрался конклав, должный избрать нового Папу. Действие происходит в осаждённом Фридрихом Вторым Риме. Агенты всяческих сверхъестественных царств (как то демоны со стороны Ада, древнеримские боги со стороны Фейри) и даже один джербитоновский архимаг, презревший Кодекс Гермеса, манипулируют всем и вся, чтобы протащить на апостольский престол своего кандидата.


Оффлайн Dmitry Gerasimov

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 2 926
  • Карающее щупальце большой модели
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #4 : Июль 16, 2015, 18:12 »
О, всегда приятно и полезно, когда кладут с пробором на "да не стану я вмешиваться в дела магглов, дабы не навлечь тем беду на моих товарищей".  :good:

Цитировать
кормящийся с морской торговли в Канале
"в Проливах", Карл.

Оффлайн Alita Sidhe

  • Illuminated Order of GURPS
  • Завсегдатай
  • *
  • Сообщений: 581
  • Motorcyclist
    • Alitasidhe
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #5 : Июль 16, 2015, 18:17 »
Цитировать
О, всегда приятно и полезно, когда кладут с пробором на "да не стану я вмешиваться в дела магглов, дабы не навлечь тем беду на моих товарищей".  :good:

Тогда лучшая книга - Transforming Mythic Europe 8)

Оффлайн Dmitry Gerasimov

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 2 926
  • Карающее щупальце большой модели
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #6 : Июль 16, 2015, 18:36 »
Тогда лучшая книга - Transforming Mythic Europe 8)
Спасибо за наводку, при случае почитаю.   :good:

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #7 : Июль 19, 2015, 20:46 »
Кардинальское Решение. Précis & Dramatis Personæ.

Папа умер. Сверх того, он умер именно тогда, когда армии его врага, императора Священной Римской Империи, осаждают Вечный Город. По умолчанию, действие происходит в 1241-году (через 21 год после канонического начала компании в 1220 году). Император во главе осаждающий - это Фридрих II; скоропостижно скончавшийся понтифик - Григорий IX. Тем не менее, если рассказчик желает того, данная дата и персоналии легко могут быть заменены каким-либо ещё годом, папой и цезарем. В конце концов, многие папы в предшествующие и последующие годы враждовали промеж собой: не мудрено, если их противостояние могло бы привести к подобным же событиям. Место действие, Рим, также, при желании, может быть заменён другим городом. Но, всё же, подобная замена есть нечто более проблематичное. Разумеется, многие конклавы за последние столетия происходили вне Рима, но только одни выборы, в 1119-ом году, за пределами Италии, в знаменитом французском аббатстве Клюни. Сверх того, события, описываемые в приключении, во многом завязаны на изобилие сильных аур Доминиона. В Риме их с избытком, в других местах - аур такой силы не так уж и много. Итак, всё это будучи сказанным, перейдём к событиям самого приключения.


Папа умер во время осады и его генерал, лорд Маттео Орсини, созвал кардиналов в город и заточил их в древней постройке, носящей название Септизодиума. Тем он намеревался обеспечить скорые выборы, могущие возвести на апостольский престол нового лидера Церкви, дабы его война с императором могла продолжаться в обычном режиме. Кроме того, он полагал обеспечить этим шагом избрание вельфского кандидата, кои был бы, собственно, настроен продолжать противостояние с цезарем. К сожалению для него, лорда Орсини, сторонники императора задержали троих из призванных в Рим кардиналов, упразднив тем вельфское большинство в данном августейшем собрании. Скорые выборы теперь маловероятны. Потому, город Рим и весь мир ждёт затаив дыхание. Вельфский папа, несомненно, даст добро продолжению войны, папа-гибеллин или же умеренный кандидат покорится императору. Но это лишь вершина айсберга. Всё же, Церковь 13 в. имеет много проблем и за вычетом нынешней войны. Катары во Франции, латиняне и греки в Анатолии и Греции, франксие вельможы, созывающие новый Крестовый Поход в Левант, король Венгрии, требующий поддержки своему Крестовому Походу против Боснии и патериан. Наконец, некоторые фракции и интересы внутри Церкви, обратившиеся недавно в сторону Ордена Гермеса, также требуют для себя кормчего, могущего привести от к наиболее угодному для Божественного разрешению. (Об этом см. Трансформируя Мифическую Европу и Антагонисты).


Между тем, не одни лишь светские и политические разногласия мешают 11 кардиналам сговориться между собой и выбрать св. Петру наследника. Маги, дьяволы и боги также имеют свой интерес в выборах. Каждая из оных сторон уже приглядела и отобрала из собравшихся верховников своего человека, и теперь они всячески интригуют и умышляют, дабы возвести свою кандидатуру на престол. Кто эти кардиналы, маги, боги и демоны? Начнём по порядку. У некоторых из них даже есть чаршиты.


Итак, прежде всех идёт кардинал Риккардо Аннибальди. Он диаболист. За папскую корону он продал свою душу демону Ориенсу, владыке духов обмана и Принцу Востока в иерархии ада. Тот уже близок к тому, чтобы её ему доставить. Ах, как это могло бы поднять акции Ориенса в аду и утереть нос всем его недоброжелателям: возвести своего последователя на верховную позицию в христианстве!


Томазо ди Капуа - кардинал, которого поддерживают фейри. И фейри то не простые, не ваши типичные домовые или там волшебные любовники, похищающие наивных девушек из деревень, но создания куда как большего веса и мощи: пантеон римских божеств. Конкретней говоря, фейские аспекты римских планетарных божеств, начиная с Меркурия и Сола и заканчивая Венерой и Селеной. Они спали давно и долго, но некогда Септизодиум был их храмом. Когда блистательная котерия первосвященников собралась в нём, дабы избрать человека, который по понятию богов должен стать новым верховным понтификом, председателем над всеми римскими жреческими коллегиями, они не могли не поучаствовать. Именно Томазо они выбрали как свою креатуру, явившись ему в его снах и обещав величие, потому что он самый классически образованный и красивый из собравшихся. В данный момент он пользуется особым фавором Венеры, и та, своим благословением, сделала его и ещё более красивым и харизматичным.

Далее, два волшебника наблюдают за происходящими выборами и имеют в них свой интерес. Первый из них, Алиат из Дома Джербитон, грек и герметический маг. Он ненавидит папство и вообще католичество вообще за то, что Четвёртый Крестовый Поход сделал с породившей его империей ромеев. Через посредство арканной связи и некоторых заклинаний из искусства Mentem он контролировал предыдущего папу, покойного Григория Девятого, как свою марионетку. Именно он вызвал конфликт между папой и императором в надежде, что последний, наконец, атакует первого. Его план изничтожить двух верховников франков руками других же франков почти удался, если бы Григорий не умер так внезапно. Теперь, конечно же, ему нужен новый папа, который мог бы продолжить для него начатую им войну. Все ради мотивируемой соображениями личной мести высокой цели уничтожения папства и епископства Рима. Само собой, он поддерживает кандидатуру того претендента на которого у него также имеется арканная связь и которым он мог бы продолжать манипулировать старым способом. Имя этого кардинала - Романо Бонавентура.


Второй волшебник - не герметик. Собственно, он именно это: волшебник, wizard. Ну, wizard в том смысле, в каком данное слова используется в речи современных событиям норманнов для обозначение мудреца или чародея. Визардами в Мифической Европе называют себя представители Августианского Братства, общества негерметических заклинателей, практикующих форму колдовства, берущую своё начало у Вергилия, и имеющих своей целью восстановление римской империи в её былой мощи. Собственно, если они визарды, потому что их традиция началась в норманнской Сицилии, при дворе тамошних норманнских же королей, то своё имя Августианского Братства они взяли именно от имени Августа, первого римского императора. В отличии от герметиков, августианцы не чураются того, чтобы ошиваться при дворах сильных мира сего и в европейских университетах. Они также не чураются того, чтобы манипулировать и направлять благородные и образованные сословия мирян к исполнению своего дьявольского Римо-восстановительного плана. Имя этого "кустарного" волшебника - Буонакорсус, он поддерживает кардинала гиббелина Джоффредо да Кастиглионе и желает, чтобы Церковь была подчинена его покровителю, императору Фридриху, королю Сицилии, и через того мегаломаньячным ретроградным амбициям его самого и его коллег. Что интересно, именно Буонакорсус убил Григория. Он, сверх того, сделал это призабавным способом. Видите ли, вергилианская магия Братства не способна к тому, чтобы быть обращённой на конкретных лиц. Она может воздействовать лишь на географические территории: города, империи, комнаты. Потому, Буонакорсус провёл расследование, вызнал, что Григорий Девятый не склонен к разъездам и остаётся, как правило, на лето в самом городе Риме, а не отправляется в какой-нибудь загородный летний дворец. Затем, он подарил папе статую. Эта статуя была зачарована так, чтобы сделать температуру в постройке, в которой она размещена, нестерпимо жаркой. Не склонный к разъездам папа вскоре умер от теплового удара. Так, волшебник Буонакорсус убил папу, фактически, сломав его кондиционер.

Кроме того в Септизодиуме заперто ещё семь кардиналов. У них всех есть имена и краткие чаршиты. Трое из них вельфы. Не будучи магически проманипулированы они, рано или поздно, придут к тому, чтобы голосовать за Романо Бонавентуру. Четверо - гиббелины. Их человек, в отсутствии магического влияния, - Кастиглионе. С точки зрения герметиков наилучший папа - это, конечно, вельф, а не гиббелин. Вельфы больше заинтересованы в Италии и политики сдерживания всяких региональных сил там, нежели в мире в целом. Гиббелинский папа же, с другой стороны, будет склонен подчинить Церковь влиянию Священной Римской Империи, что не выгодно для Ордена, так как, с одной стороны, оная империя есть креатура Августианского Братства, с другой, потому что единое церковно-феодальное правительство в западной Европе рано или поздно захочет сократить их вольности и попытаться включить их в свой миропорядок.

(Продолжение следует).
« Последнее редактирование: Июль 19, 2015, 21:15 от alostor »

Оффлайн ДобрыйДМ

  • Гость
  • *
  • Сообщений: 16
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #8 : Июль 19, 2015, 21:58 »
 :good: вот в это надо играть, а не в смт  дарк эйдж.

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #9 : Июль 19, 2015, 22:14 »
:good: вот в это надо играть, а не в смт  дарк эйдж.
:) Да, Dark Ages отстой. 

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #10 : Июль 21, 2015, 19:45 »

Settings and Locations.

Место действия истории лишь только небольшая часть Вечного Города. Приключение, впрочем, и не ставит перед собой задачи дать подробный атлас по мифо-европейскому Риму 13 века. Так, оно предоставляет нам лишь очень краткое, но вполне такое живописное и эффектное описание города. Средневековый Рим полон руин. В средневековом Риме живёт порядка 35 тысяч человек, большая часть из которых группируется в районах, примыкающих к реке Тибр. Эта относительная малонаселённость в  сравнении с Константинополем или даже Парижем создаёт некоторую раздвоенность. Так, с одной стороны, мы имеет вполне так урбанистические районы, полные аристократов, торговцев, пилигримов и опортунистов всяких иных мастей. Жизнь там, что называется, в своём зените. С другой стороны, на востоке от этого урбанизированного побережья Тибра, мы имеем квартал, носящий названия Города Виноградников. Здесь случайный наблюдатель, перенесённый сюда, допустим герметической магией из искусств Rego и Corpus, вот так сразу даже и не поймёт, что он стоит посреди одного из величайших городов христианства. Винный Город - это холмистый район огороженных пастбищ и виноградников. Лишь только небольшие фермы разрушают эту первобытную идиллию тут и там. Они и, конечно же, вышеупомянутые руины. Полу-обвалившиеся колоннады старых храмов тут и там служат межевыми границами между выгульными владениями и лугами двух фермеров, а так же опорой для верёвок, на которых сушится бельё. Одна другая гробница де перестроены в маноральные особняки и башни той или другой из благородных семей Рима. Овцы, фермеры, летняя жара, вино, неспешно гарцующие на своих палфреях благородные итальянцы в окружении своих браво, - идиллия, как я уже и сказал, и не поймёшь, что город в осаде. В более цивилизованной части города всё менее спокойна, толпа там регулярно, каждое утро, собирается перед Септизодиумом в ожидании кардинальского решения. Поскольку же никто из кандидатов пока не может набрать большинство голосов, то оная толка расходится с этих утренников без всякого удовлетворения. В городе порядка 400 церквей, и он представляет собой настоящее ласкутное одеяло инфернальных, божественных и феерических аур. Только магические ауры относительно редки. Большинство строений и улиц на берегу Тибра покрываются аурой Доминиона 3. Ночью она падает на одно значение. Исключение из этого - городской район Трастевере, имеющий днём только лишь ауру 2 и являющийся хабом преступности и разврата навроде того, в который отправились Люк Скайокер и Бен Кенноби. Ночью, когда его аура Доминиона снижается до одного; имеющаяся там инфернальная аура 2 берёт власть и покрывает собой район. Ватиканский холм обладает самой сильной божественной аурой, равной 4 или 5 в зависимости от конкретной локации. Понятно, что сами церковные сооружение, как это указано в правилах, имеют ауру Доминиона от 4 до 9 в зависимости от их значимости. Аура Доминиона в Городе Виноградников равна единице днём и исчезает полностью ночью.

Город окружён старыми Аврелиановскими Стенами. Люди средневековья, впрочем, находятся в заблуждении, думая, что эти стены построены не Аврелианом и Пробом, а более ранняя конструкция, упоминаемая Плинием Старшим и анонимным автором Mirabilia Urbis Romae. В любом случае, это очень внушительные стены. Общая их продолжительность равна 22 милям, они окружают семь холмов и пересекают Тибр, их высота - 150 футов, ширина - 11. Они столь внушительны, что ворота в них скорее туннели, и каждый из этих туннелей достаточно хорош, чтобы котироваться как герметическая цель "комната". Через каждые сто футов стены укреплены башнями; всего там 361 башня. Единственная проблема в том, что у лорда Орсини нету солдат, чтобы оные стены охранять. Он поддерживает гарнизон на основных воротах, а так же мобильные группы в замках неподалёку от стен. Даже простой человек, не вооружённый герметической магией или теми способностями, которые имеются у аналогичных герметикам мифических компаньонах, фейри и магических существ, запросто мог бы перелезть эти стены в одном из многих неохраняемых и неконтролируемых участков.

Вообще, вся ситуация осадой ныне в некотором Лимбе. Установилось что-то типа неофициального перемирия. Все ждут нового папу. Император отвёл большую часть своих войск в Апулию, когда Григорий умер. Он оставил какие-никакие патрули рядом с городом: как то заставу из сотни или что-то такое воинов, которые разместились на одной из главных дорог, ведущих в Рим и вполне могут остановить и допросить приключенцев в начале истории. Впрочем, их задача - ловить кардиналов, призванных в Рим на конклав, не герметических волшебника. (Трое из кардиналов, кстати, уже пойманы и содержатся в лагеря императора в Апулии). Они, впрочем, эти неаполитанские и немецкие солдаты императора не то, чтобы представляют собой особую угрозу для проезжающих. Так, даже если герои провалят свои броски во взаимообщении с ними, то солдаты просто задержат их до выяснения, пока руководящие ими сицилийские рыцари не вернутся с охоты или сиесты в зависимости от времени дня. Если никто из игроков не кардинал, то бояться им нечего.

Важная герметическая достопримечательность в городе Рим, - это ковенант Гробницы Вардиана. Он преимущественно населён джербитонскими и эксмикселанианскими некромантами, которые преимущественно заняты герметическими исследованиями касательно tabellae dēfixiōnum и являются героями совершенно другой истории, описанной в Древней Магии, начиная со стр. 51. Они не намерены никак участвовать в происходящим событиях, хотя, если мастер желает, в качестве одного из способов вовлечения героев в данную историю он может избрать наводку от этих герметических некромантов. В подробностях об этом см. далее по ходу моего изложения. В любом случае, некроманты вполне так приметили Алеакта за те три года, что он жил в Риме. Но, поскольку они преимущественно молодые маги, а он архимаг, они решили руководствоваться логикой афинян и позволить ему, как сильному, делать всё, что он пожелает, не особо пытаясь его расспрашивать. Тем более, что им наплевать на папу, императора, Церковь и всякую возможность мирского влияния.

Пьяттса деи Сатири (Piazza dei Satiri) простирается рядом с руинами театра Помпея и в урбанизированной части Рима. Она важна для приключения тем, что там, с использованием руин театра, возведён замок правителя Рима, генерала папской армии, Маттео Орсини. Поскольку, среди всех благородных семей Рима, звезда его семьи сейчас в зените, то важный центр коммерции и городской жизни вообще. В добавок, лорд Орсини строит новые укрепления и дома здесь с тех пор, как он попал в фавор к папскому правительству. Что более важно, так это, что здесь расположен один из домов Малгариты Рамберти, торговки рыбой, являющейся по совместительству одной из подложных личин, созданных Алиатом из Джербитон с помощью его сверхъестественной способности Persona. Волне возможно, что через его махинации персонажи игроков также разместят свою ставку и базу операций на этой площади, в одном из домов Малгариты.

(Продолжение следует).
« Последнее редактирование: Июль 21, 2015, 21:01 от alostor »

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #11 : Июль 21, 2015, 20:01 »
Я бы предложил все это отформатировать, проиллюстрировать и где-нибудь еще помимо форума (ролемансер, имажинария, рнр, блог какой-нибудь) сохранить.

Хорошая идея. Может и пора завести блог на Ролемансере. Хотя... Мех. Я уже выражал своё мнение по поводу этого ресурса. Но сама идея неплохая, я посмотрю где-то через, ну не знаю, месяц, как закончу Tales of Power.

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #12 : Июль 24, 2015, 03:59 »
Settings and Locations. Продолжение.

Септизодиум, храм семи планетарных божеств, где кардиналы заперты на конклав, представляет собой трёхэтажное здание, расположенное на юго-восточном склоне Палатинского Холма. Множество римских статуй нимф и иных водных божеств всё ещё украшают внутреннее и внешнее убранство храма. Большинство из них, так или иначе, повреждены временем: у одной де отсутствует голова, у другой рука. Одна статуя, впрочем, полностью цела и, на самом деле, добавлена к ансамблю совершенно недавно. Эта статуя, обнажённая наяда, выточенная из мрамора, - магическое произведение Буонакорсуса из Авсгустианского Братсва. Она не способна к движению, тем не менее, получив команду от своего создателя, способна нагревать воздух в здании до состояния нестерпимого зноя. Буонакорсус использует эту её способность, чтобы снижать температуру в здании, когда избранник императора лидирует по итогам очередного тура голосования. Когда его кандидата опять отодвигают на задний план, то он повышает температуру обратно. Так, через посредство лишения кардиналов комфорта и возможности к неге на летней прохладе, он планирует со временем, фактически, подсознательно склонить их на сторону своей креатуры. Не самый хороший план, конечно, не самый быстрый. Но учтите следующее: Маттео Орсини лишил кардиналов всякого причитающегося их сану достоинства на время выборов, чего там, он лишил их и всякого человеческого достоинства. У них нет слуг, смены одежды, возможности помыться. У них нету даже ночных горшков: так что принцам Церкви приходится справлять нужду в углах отведённых им комнат. Где-то там же, в другом углу, скомканы их роскошные кардинальские робы: 11 стариков, большей части из которых уже за 60-т, проводят свои дни голыми, вяло пытаясь обмахиваться от муж и нестерпимой жары, лёжа с высунутым языком, споря и ругаясь между собой о том, кто должен быть папой, а затем сражаясь за всё более сокращающиеся пайки хлеба, сыра и сильно разбавленного вина. Возможно, в этих условиях, даже такая малость, как возможность подремать на погоде, которая не совсем уж нестерпима, - это уже что-то. Вот августианец и рассчитывает потому, что рано или поздно кардиналы смекнут связь между повышением и понижением уровня их комфорта и успехом в гонке его товарища. Всё же, он негерметик, - он не может столь много из того, что может их магия, к примеру, напрямую контролировать умы отдельных лиц, - потому ему приходится изощрятся и импровизировать. Соразмерно с возможностями его самого и виргилианской магии - план Буонакорсуса не так плох. Он надеется, что кардиналы сделают правильный выбор. Если нет, то другое его заклинание, наложенное на Септизодиум, обрушит стены и потолок древнего храма на голову папы гибеллина, кем бы тот ни оказался.

Что забавно. Мраморная наяда, нагревающая здания, управляется не каким-нибудь там отдалённым заклинанием, передающимся по симпатической связи, как то часто бывает у герметиков. Нет, она вполне живая и разумная, хоть и не способная к движению. Её глаза повёрнуты в сторону Колизея, оттуда, с его верхних ярусов, Буонакорсус машет ей белым платком, когда хочет, чтобы она начала или прекратила нагревать постройку. Септизодиум обладаей фейри аурой 5; барельеф в его главном зале вход в фейский регион, где обитают семеро богов планет. Регион имеет ауру 7, естественным образом вход туда возможен в ночь полной луны, или если один из богов, сопровождает тебя. Впрочем, для герметической магии не составит проблем путешествовать через границы регионов и в отсутствии подобной компании и подобных астрономических явлений.

Колизей является базой Буонакорсуса в городе. Часть Колизея является укреплением Франжипани, благородной семьи гиббелинов, союзников императора и его слуги волшебника. Неподалёку от их резиденции три комнаты древней постройки на третьем её этаже стали домом и лабораторией сицилийцы; там его охраняют несколько рыцарей, представленных к нему Франжипани. Множество иных комнат и альковов амфитеатра служат кельями различных анахоретов, поместилищем безумцев и ночным пристанищем бедняков. Ауры самых различны царств господствуют в раз местах Колизея. Крепость Франжипани имеет слабую инфернальную ауру из-за жадности и жестокости этого семейства. Лаборатория Буонакорсуса - магическую ауру 3. Песок арены и большинство примыкающие к нему альковов покрыты аурой фейри. В некоторые ночи фейри восстанавливают здесь ряд известных историй, некогда произошедших на Колизеи: как то травлю христиан львами или гладиаторские бои, над которыми председательствует сам Калигула Цезарь.

Руины храма Меркурия на склонах Авентинского холма, а вернее подземелье под ним, - база Алиата. Он обставил свою лобораторию-квартиру с подобающей благородному ромею роскошью, закрыл её толстой дубовой дверью, ведущей из развалин наверху, и даже защитил себя ритуалом Aegis of the Hearth 30 уровня. Вообще это находка для него найти лакуну магии в городе, столь полном аурами феерического и божественного царств. Также, как то уже было сказано, герметики города знают о его присутствии в Риме, если не о его намерениях, но решили не связывать с ним. Что интересно, так это то, что дверь, ведущая в жилище Алеата не помечена его официальной герметической печатью. Видите ли, он предпочёл, чтобы весь герметический мир посчитал его мёртвым, погибшим в 1204-году. Если встречи с некромантами Гробницы ему избежать не удалось, то более широкие герметические круги: его Дом, региональные и великий Трибуналы, всё ещё не в курсе, что он жив. Отсутствие подобающей печати на двери - предостережение на тот случай, чтобы какой случайный проезжий Редкап его не приметил и не рассказал всем о его чудесном воскресении. Ему же, Алеату, понятно, не нужен герметический интерес к своей персоне: всё же, последние годы он целенаправленно и осмысленно нарушал Кодекс Гермеса. Также, что интересно, отсутствие указанной печати на двери даём персонажам игроков возможность без легальных последствий вломиться в дом Алеата, когда его там нет и порыться в его имуществе. Видите ли, в связи с известной статьёй Периферийного Кодекса герметики, которые не желают, чтобы их "товарищи" вламывались в их дома и копались в их вещах, должны помечать свои двери специальными печатями. Если они этого не сделали, то они, как бы, не возражают.

Expected Sequence of Play.

Вовлечение игровых персонажей в эту историю возможно множеством способов. Некоторые из них предполагают участие классической фигуры квестодателя, некоторые полагаются на инициативу персонажей игроков. Прежде всего, конечно, как для самих игроков важно помнить, что манипулирование исходом выборов папы - это вполне так себе лишённый нюансов пример "вмешательства в дела мирян", запрещаемого Кодексом Гермеса. С другой стороны, не стоит забывать, что оное "вмешательство" теоретически подсудно только, если оно видимо и доказуемо "влечёт за собой вред моим товарищам". В данном же случае, в нынешних выборах папы, как раз пребывание в стороне и невмешательство может навлечь на Орден вред. Так, инферналист Аннибальди, став папой и покорный интересам своего покровителя, Ориенса, объявит магию орудием дьявола и темным искусством: он создаст инквизицию для преследования волшебников и отправит против них крестовый поход. Ди Капуа восстановит старые языческие практики и обряды, наряду с христианством и под маской покровительства образования. Алиат утопит Италию и, быть может, весь запад в крови. Буонаорсус сделает власть императора начальственной не только в мирских, но в духовных делах, установив перед Орденом монарший абсолютизм невиданной силы, снабжённый, окромя того, благодаря Августианскому Братству, магическими слугами и познаниями. Как долго будет до тех пор, что этот император, обтёрший контроль как и за светской, так и за церковной жизнью Европы, потребуют у Ордена склонится перед ними?

Таким образом, если игроки-герметики не впадут в искус самолично попытаться взять под контроль нового папу, а ограничат себя лишь тем, что нивелируют всякое иное сверхъестественное воздействие на конклав, то от обвинений во вмешательстве в мирские дела они вполне уверенно так смогут себя оправдать. Они просто скажут, смотрите, какая катастрофа могла бы произойти, если бы мы не в мешались. Смотрите, против кого мы выступали: против другого герметика, против кустарного волшебника, против демона и против своры божков: это не вмешательства в дела мирян, все, в кого мы вмешивались были вполне волшебными.

В добавок ко всему, - и в подтверждение тому, что если не вмешаться всё будет плохо, - с начала нынешних папских выборов сверъхестественные ауры ведут себя странно во всей католической Европе. Игроки прежде всего могут заметить это по тому, как магическая аура их ковенанта неожиданно упала на несколько пунктов, а затем восстановилась спустя пару дней также без всякой видимой причины. Всё подобное происходит также соседними фейскими рощами и приходскими церквями. Причина тому в том, что всякий раз, когда один из поддерживаемых не Божественным царством кандидатов (т.е. инферналист, фейрибой, эмперорс чоузен или кардинал-марионетка) или набирает больше всех голосов, или же теряет свой фавор в гонке, то это сказывается на аурах соответствующих им царств. Ну, знаете, король-рыбак, "Дракон и земля едины", яда-яда-яда. Многие случайные люди в Европе также начинают видеть пророческие сны, чьё содержание они не могут объяснить до конца, проснувшись, помня лишь только о том, что некое наиважнейшее решение должно быть вскоре принято и принимается в данную конкретную минуту, но без указания на то, кем и где.

Если вышеназванного не достаточно для того, чтобы игроки пустились в самостоятельное расследование, то мастер может ввести фигуру вышеназванную квестодателя, принадлежащего к одному из сверхъестественных царств. В случае инферанльного царства демон вселяется в одного из персонажей, обитающих в ковенанте (не обязательно в PC). В перерывах между богохульными проклятьями, истязании своей жертвы и выблёвывании металлических гвоздей, но, демон, информирует персонажей о происходящем в Риме, планах Ориенса и всё таком. Ну, знаете, инферналист на престоле, магия будет объявлена чем-то темным и преступным на основании какого-нибудь подложного теологического довода и - вуаля! - никто не ждал испанской инквизиции, а она уже тут. Плюс, вы знаете, общее вовлечение тысяч и миллионов верующих в ложные доктрины. Зачем демону это делать? О, тут текст не вдаётся в подробности, но оно и не надо. Учитывая нюансы демонической психологии в Мифической Европе (они изложены в Царстве Силы: Инфернальное), это могут быть многие и многие причины. Демоны физически не способны действовать добродетельно: даже, если кратковременное добродетельное деяние, позволит им сотворить больше зла в будущем; даже если отказ поступить добродетельным образом приведёт к их уничтожению. Так, возможно, вселившийся демон мог бы быть слугой Ориенса и прийти похвалиться, одержимый гордыней. Здравомыслие, конечно, подсказывало ему, что поступать так сейчас, когда он и его хозяин уже почти победили, - это просто глупо. Но нет, к сожалению, здравомыслие и сдержанность - это христианские добродетели, потому он не способен проявлять их. Или, быть может, он был одним из конкурентов Ориенса в аду. Крестовый поход, направленный против христиан, несомненно, был бы большой выгодой для всех адских сил. Но вот проблема, его гложет зависть, что это Ориенс, а не он, кто придумал и осуществил всё это. Что-то добродетельное в нём, наверное, помогло бы ему отогнать от себя подобные мысли... ну тут проблема в том, что в нём не было ничего добродетельного, только его демоническая злоба и всеведение. Потом он предпочтёт саботировать победу собственной стороны, если это лишь позволит ем унизить своего недруга. Чего там, кто-то из этих двоих, благодаря своему всеведению, мог избрать наших игровых персонажей именно потому, что они особо оптимизированы противостоять Ориенсу и имеют какие-то персональные причины не любить демонов или любить папство. Первый, - потому, что он горд, и полагает, что он и его господин смогут справиться с чем угодно; второй - просто потому, что они наиболее подходящие во всём мире миньоны.

Затем, это может быть христианский ангел с миссией от Бога, кто прибудет в ковенант, или же получивший божественное видение епископ. В этом случае, данный посланник будет знать о происходящем тоже с помощью всеведения, без всякого собственного предварительного расследования, - просто на этот раз, это будет идеальное божественное всеведение и всезнание. Данный вариант хорош, если кто-то из игровых персонажей совершил какой-нибудь смертный грех и ищет возможности покаяния. Или, если он святой человек, и являющиеся на его порог епископы и ангелы - обычное дело. (Последнее вероятно более, я думаю, для компаньона; хотя, конечно, герметик с добродетелью Holy Magic тоже может быть в труппе). Наиболее подходящий святой для визита - это святой Нериус (St Nerius) из Криамон, христианский святой, казнённый примусом Дома Титалус.

Посланник от Фейри желательно должен быть как-то связан с ковенантом или живущими там персонажами, чтобы иметь больший нарративный вес. Какой-нибудь там рыцарь-ши, отец одного из меренит, или там король ближайшего зачарованного леса. В любом случае, он радостен, хихикает, и говорит, что фейри сорвали джекпот. Если боги планет возведут на папский трон своего "верховного понтифика", то это будет значит рассвет и усиление всех фейских аур на западе в качестве необходимого следствия такого вот нарратива о возвращении старого и забытого. Как фейри посланник будет этому рад. С другой стороны, если маги вот сейчас отправятся в Рим и сорвут выборы фейской кандидатуры на папство, то он будет рад ещё больше, ибо того история куда как более полная нюансов, сюжетных поворотов и тому подобного. Также, может быть, он почему-то не любит вот тех конкретных 7 планетарных божков-фейри, или притворяется, что не любит их для большего драматизма.

Посланник от царства магии - это что-то более прозаическое. Это или Гверникус, ставший на след Алеата и понявший что тот сымитировал свою смерть в далёком 1204, чтобы сейчас, почти три десятилетия спустя, вернутся и отомстить. Может это некроманты из Гробницы Вардиана прислали весточку о какой-то странной магической активности, творящейся вокруг здания конклава. Быть может, или некроманты или квизитор заподозрили виргилианских волшебников: буде то, как в качестве именно таковых, или просто обнаружив следы неизвестной им формы магии.

В любом случае, такие квестодатели, даже если они появятся, должны навести игровых персонажей лишь только на одну из представленных в модуле опасностей: так, божественный и инфернальный посланник предупреждают о происках Ориенса (видимо, демоны не знают о происках фейри, а Бог, в принципе, не возражает так критически, как против демонов), фейри - о фейри, маги - о маге или же о виргилианце. Вообще, сторителлеру советуют всячески вовлечь hooks ковенанта персонажей или их собственные достоинства и недостатки в формулировку причины, почему им всё же стоит отправиться в Рим. У кого-то из игроков есть недостаток Visions? Именно он получается пророчество о близком восхождении папы-дьяволопоклонника. Кто из компаньонов Senior Clergy? Ну, незадолго до смерти папа возвёл его в кардиналы, поздравляем, собирайте свой шмот и на конклав в Рим, постарайтесь не быть убитыми людьми императора по дороге. Ну и тому подобное. Так ли мало возможности самолично собрать какую-то причину для того, чтобы вовлечь героев в данную историю, когда мы имеем столь многое? Феерического понтифика, готового возродить поклонения древним языческим силам. Инферналиста, готового продать души всех христиан аду за богатство, женщин и власть. Грека, желающего играть на арфе, покуда Рим горит. Наконец, чтеца Энеиды, жаждущего сделать своего императора королём над королями и голосом Бога на земле. Как кажется, все карты сданы. 

(Продолжение следует).
« Последнее редактирование: Июль 24, 2015, 04:44 от alostor »

Оффлайн Abash

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 1 304
  • "...а вы уж тут - как-нибудь сами..."
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #13 : Июль 24, 2015, 11:11 »
Хорошая идея. Может и пора завести блог на Ролемансере. Хотя... Мех. Я уже выражал своё мнение по поводу этого ресурса. Но сама идея неплохая, я посмотрю где-то через, ну не знаю, месяц, как закончу Tales of Power.
Если интересно я могу сам отформатировать, выложить черновик в г-доках, а потом оттуда на ролемансер и куда еще душа пожелает.

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #14 : Июль 25, 2015, 04:37 »
Expected Sequence of Play. Продолжение.

За вычетом некоторого количества имперских застав на основных, ведущих к Риму дорогах, ничто не мешает путешественникам добраться до ворот города. (Как я уже писал ранее, имперские солдаты ищут кардиналов-гвельфов, пытающих проникнуть через их кордоны, и до странствующих магов им нету особого дела. Случись даже герметикам быть задержанными, их отпустят, как только будет выяснено, что они чародеи, а не представители клира). Городские ворота, между тем, представляют возможность для первой встречи с виргилианской магией. Так, Буонакорсус зачаровал несколько построек рядом с каждым из основных въездов в город, обратив их в необычайно привлекательные насесты для ворон. Затем, он зачаровал сам город Рим, сделав так, что стоит лишь кому-либо, определяющему себя для самого себя в качестве члена Ордена Гермеса, выехать в Вечный Город через одни из его врат, оные вороны, гнездящиеся неподалёку, тут же набросятся на него и всех, кто рядом с ним, в неистовом бешенстве. Буонакорсус знает о существовании Ордена, и знает, что Алиат имеет какие-то свои интересы в выборах папы. Потому, указанный трюк мыслится им как некая ранняя система оповещения и контроля, на случай если джербитон решит вызвать к себе своих герметическим союзников. Игромеханически, дабы данная атака состоялась заклинанию сицилийцы необходимо пробить магическое сопротивление того, кто, собственно, идентифицирует себя как члена Ордена, что, скорей всего, означает, что сами герметики таким спусковым кручком для это враждебной магии стать не смогут. (Благодаря тому магическому сопротивлению, что предоставляет им Parma Magica). Тем не менее, какой-нибудь путешествующий с группой редкап или там старый грог-ветеран, давно и верно служивший магам, ведь тоже может мыслить себя в качестве члена Ордена. Он то, как раз, это волшебство спровоцировать и может. Что касается самих атакующих воронов, то их как минимум пять сотен (именно столько вспомогательное заклинание Буонакорсуса собрало на ближайшем к вратам "насесте"), их намерение атаковать герметиков вызвано магией, но сами они вполне такие не магические птицы, потому магическое сопротивление Parma не защищает от их когтей и клювов. Они атакуют в течении диаметра, т.е. двух минут, или 200 боевых раундов. Если это важно, то подобную предупредительную систему из двух заклинаний Буонакорсус установил на всех 12 основных вратах Рима. Он не дожил бы до 104 лет при королевском дворе в Сицилии, если бы не был параноиком. Мирская стража генерала Орсини также может устроить магам некоторые проблемы при въезде в город, если вдруг распознает в них или в их спутников каких-либо именитых гиббелинов, что, впрочем, навряд ли будет проблемой. Понятно, что если герои переместят себя в Рим через посредство какого-нибудь заклинания телепортации, или там прилетят в него по воздуху, что возможно, в зависимости от их герметической области специализации, то они избегнут встречи как в виргилианскими воронами, так и с папскими и императорскими солдатами.

Плазза перед Септизодиумом охраняется солдатами Орсини, которые также охраняют вход в здание и его крышу, не выпуская оттуда кардиналов и не впуская туда никого, за вычетом небольшой группы слуг и торговцев, которые раз в сутки доставляют принцам Церкви еду и питьё. Раз в день кардиналы спускают свои заполненные бюллетени вниз, на площадь, в корзине, а потом какой-нибудь случайный человек из толпы зачитывает их в присутствии Маттео Орсини и собирающихся к этому случаю зевак. Потом, день за днём, поскольку ни один из претендентов не может набрать нужное количество голосов, две трети, все расходятся очень недовольными. Стражники, а также большая часть районных забулдыг теперь самые информированные люди в мире по поводу хитросплетений и нюансов нынешних папских выборов: крики и ругань кардиналов хорошо слышны на окружающей храм площади. Караульные или же случайные прохожие могут поведать персонажам эти нюансы. Так, ещё месяц назад в гонке было два основных кандидата, - Бонавентура и Кастиглионе. У каждого из них были свои последователи, разбившиеся по лагерям гвельфов и гиббелинов. Двое кардиналов, Томазо ди Капуа и Стефано деи Конти, не имели чётких политических предпочтений, потому воздерживались от голосования. Неделю назад же начало твориться что-то необычайное. Некоторые из кардиналов выдвинули свои кандидатуры вперёд, другие стали голосовать против партийных линий, - гвельфы отдавать свои голоса гиббелинам, гиббелины - гвельфам, - наконец, даже те из принцев Церкви, чьи предпочтения ранее были стабильны, начали меня свои голоса из-за дня в день, как кажется, без всякой представимой причины. Одним словом, никто не может понять, что происходит. Не буде император со своими армии в нескольких дневных маршах от города, на летних квартирах, то всё происходящее было бы для всех форменным аттракционом. Так же, всем не до шуток.

По своему прибытию на площадь перед храмом планет, герои впервые встречаются с Алеатом, хоть они и не знают его в качестве него самого. Тот приходит на площадь под безупречной  личиной своего альтер-эго, торговки рыбой Малгариты. Он/она не особо скрывается, Малгарита здесь для того, чтобы доставить какую-никакую еду для пленных кардиналов, она одна из поставщиков, занятых в этом. Кроме того, предыдущей ночью через посредство Кубка Карбониуса, своего могущественного герметического приспособления, позволяющего ему дистанционно руководить Бонавентурой, Алеат сделал своему ручному кардиналу внушение похитить у одного из заточённых с ним кардиналов тапок и сбросить его вниз, на площадь, с третьего этажа. Оный тапок Алеат планирует использовать как арканную связь, чтобы взять ещё одного кардинала под свой ментальный контроль. Собственно, нечто подобное и происходит. Если персонажи достаточно глазастые, то они могут заметить Бонавентуру, скидывающего что-то на площадь внизу. Если они очень глазастые, то они даже могут заметить очень большого ворона, также наблюдающего за кардиналов: это Ориенс, принц Востока. В силу ряда инфернальных контрактов с иными демонами, он не может непосредственно войти внутрь Септозодиума, чтобы повлиять на выборы, тем не менее, он предпочитает держаться близко к месту событий, чтобы в случае чего мочь помочь своему агенту. В свою очередь, Алеат, если он замечает игровых персонажей, наблюдающих за Бонавентурой, то он/она не изобличает себя как его соучастника и тапок не подбирает.

В свою очередь, Алеат замечает персонажей, если они не скрыли себя магически. Почему? У него есть негерметическая магическая способность, позволяющая ему чувствовать немедленную опасность: как то вот подобных потенциально враждебных господ, наблюдающих за ним. Даже если персонажи скрыли себя невидимостью или приняли облик каких городских попрошаек, то он, в любом случае, будет на стороже и проверит площадь на наличие герметической магии. С чего он такой подозрительный? Ох, в отличии от Буонакорсуса для которого эта просто подозрительно, Алеат действительно знает, что за ним пришли. В добавок ко своему чутью Спайдермена он также получает видения и видит будущее. Он получил видение давеча, что какие-то герметические маги попытаются помещать его планам. Ничего конкретного, впрочем, он о персонажах знать не будет, если у тех нету соответствующей герметической репутации. (Что вполне возможно, если он состоявшиеся маги в возрасте). 

Заметив героев и оставив на время свой основной план, Алеат приближается к группе под личиной Малгариты. Та говорит, что распознала в них иностранцев, и поскольку она дополняет свой доход сдавая комнаты на постой иногородним, она предлагает им остановиться в одной из её рыбных лавок. В качестве бонуса, она даже обещает одну кормежку в день. План Алеата здесь, использовав отбросы пребывания приключенцев у него в гостях и используемые ими предметы домашнего обихода, собрать какое-то количество кратковременных арканных связей к слугам и телохранителям магов. Их он затем будет использовать, чтобы следить за героями и держать себя в курсе того, что они делают. Так, к примеру, он способен смотреть и слышать ушами тех, к кому он имеет арканную связь. Если персонажи отказываются от гостеприимства Малгариты, то Алеат без слов и жестов кастует на одного из их слуг или спупников-мирян внушение в тайне встретиться с ним в установленное время и в установленном месте. Там, в случае успеха, он допрашивает этого грога или компаньона о его хозяевах. Даже с учётом того, что площадь перед Септизодиумом покрыта божественной аурой 1, Алеат мастер Rego Mentem и имеет всё шансы успешно наложить своё заклинание.

Кроме того, если герои посещают площадь утром и они глазасты, то они имеют возможность заметить на вершине простирающегося в далеке Колизея человека, машущего белым флагом. Это Буонакорсус даёт команду своей наяде поднять или опустить температуру в Септизодиуме.

(Продолжение следует).

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #15 : Август 02, 2015, 14:55 »
Модуль предполагает, что располагая силами состоявшихся герметических магов, персонажам не составит особого труда проникнуть в Септизодиум. Кардиналы внутри, в принципе, в курсе, что согласно протоколу и закону только они должны быть внутри храма, но ужасающая жара, общее эмоциональное утомление, вызванное долгими выборами и постоянными спорами, а также их отвратительное жилищное положение (напомню, ограниченная еда, мухи, необходимость ходить почти голыми в силу указанной жары, отсутствие нормальной уборной), - все это несколько истощило их чувство того, что приемлемо, а что нет. Принцы Церкви, тем более, будут открыты к тому, чтобы поговорить с персонажами игроков и допустить их в свой круг, если те подкупят их едой. Если игроки не придумают ничего лучше, то они вполне могут попытаться проникнуть в здание конклава вместе с разносчиками Орсини, которые приходят с вином и пайками каждый полдень. Кардиналы готовы признать магам, что часто меняют свои решения, если на них поднажать, то они признают также, что меняют их иногда даже сами не до конца зная почему, а не просто из-за обычных там угроз или взяток.

Внутри Септизодиума четыре лидера кардинальской гонки ежедневно агитируют других выборщиков голосовать за себя. Аннибальди обещает поместья и почести тем, кто поддержит его, и намекает, что он может сделать жизнь очень сложной для тех, кто поддержать его откажется. Ди Капуя цитирует античных философов, греческую литературу и взывает к моральным идеалам присутствующих. Бонавентура разжигает ненависть к императору, и говорит кардиналам, что голосовать за него и гвельфов - их патриотический долг. Человек императора, Кастиглионе, между прочим, самый дряхлый и нездоровый из собравшихся, жалуется на жару и овечьим голосом обещает, что примериться с цезарем и даст городу мир, сохранив тем спокойствие в Церкви. Невидимые семь богов планет парят между собравшихся кардиналов и, с большим удовольствием, наблюдают за их спорами и диспутами. Хотя боги невидимы, они не бесплотны: периодически они щиплют и пинают тех кардиналов, которые им не нравятся, особенно тех, которые не голосуют за их избранника ди Капуи. Феи обладают достаточно весомой мощью равной сорока. Потому, их завеса невидимости весьма и весьма сложна для прорицания. Заклинание, основанное на базововом гайдлайне для InIm (уже, в данном конкретном случае, включающий в себя увеличение в четыре магнитюда за использование магического зрения; см. ArM, p. 145) будет иметь уровень равный 40-ка и требовать casting totala, равного как минимум 81, чтобы набрать ещё +41 к проникновению и разить магическое сопротивление римских богов. Одним словом, за исключением специалиста в InIm этих фей вряд ли, кто сможет приметить вот так вот сразу. (Даже персонажа, обладающие вторым зрением, которым, в отличии от тех, что полагаются на герметическую магию, не нужно пробивать магическое сопротивление фейри, чтобы развеять их невидимость, также надо осилить не слабую сложность, равную 14-ти). Тем не менее, фейри сами будут готовы пойти на контакт, даже если (и скорей всего) маги их не заметят. Так, они, конечно же, уже заметили влияние герметической магии на некоторых кардиналах. Они не знают ничего конкретного про Алеата и его отношения с Орденом, ибо давно не выходили из дома, а потому будут склонны принять игроков за представителей всё той же магической фракции, которая поддерживает гвельфов. По возможности в стороне от кардиналов они явятся им и пожалуются, что они, боги, сами, демон, который ошивается тут поблизости, вергилианец и Алеат-герметик, - одним словом, все заинтересованные стороны здесь, так или иначе, удерживают себя от прямого участия в происходящем и действуют через агентов. Так чем же игроки почитают себя лучше других, если вот так вот являются в Септизодиум, дабы, как полагают фейри, напрямую приложить руку к манипулированию исходом выборов. Фейри почитают это нечестным. Они не против самого того, чтобы состязаться с демоном и магами, но они сторонники соблюдения правил и причастности честному спортивному духу. Так что они попросят игроков убраться прочь из Септизодиума или же предупредят, что в случае их продолжающегося присутствия, они также начнут меня правила и воздействовать на кардиналов более непосредственно. (То, что, в общем-то, они сами не особо спортивны, летая вот так вот внутри Септизодиума и запугивая "неправильно" голосующих кардиналов в их снах, как-то не кажется фейри мухлежом). Впрочем, фейри не настроены вот так сразу враждебно, а потому открыты к предложениям взяток, увещеванию и всему такому прочему. Они также могут стать для игроков источников информации о присутствии Ориенса во всей этой перипетии, если те ещё этого не знают. Также они скажут игрокам, что кардинал Бонавентура (тот, которого на самом деле поддерживает Алеат) - является миньоном волшебника, который пытается контролировать происходящее в храме с помощью излучающей жару статуи (Буонакорсуса). Они сделают это не из какого-то злого умысла, а просто потому, что не знают, что Буонакорсус и Алеат - разные чародеи.

Если Алеат заподозрит, что игроки проникли в Септизодиум, он поспешит в свою лабораторию в Храме Меркурия и оттуда внушит Бонавентуре предложить другим кардиналам быть подозрительным к персонажам игроков и держать их под постоянным наблюдением. Вслед затем он будет наблюдать за действием персонажей, позаимствовав слух и зрение своего ручного кардинала. Когда он произносит свои заклинания и воздействует тем на Бонавентуру, персонажи могут заметить проявление его магической печати: глаза кардинала на секунду вспыхивают багряным пламенем. Другое дело, что Алеат технически считается мёртвым последние лет 35, так что распознать его печать, - багряный свет, - может быть не таким простым делом. В любом случае, у персонажей есть все шансы распознать воздействие магии на Бонавентуру, им лишь может быть неизвестно, чей именно. Реакция Буонакорсуса более предсказуема: заметив, что игроки проникли в Септизодиум, он включает отопление. Заклинание подымающее температуру в храме имеет проникновение +21 (достаточное, чтобы пробить магическое сопротивление кардиналов, равное 20), так что, если оно не пробьёт магическое сопротивление игроков, те могут заметить, как кардиналы вновь начинают жаловаться и изнывать от жары, - в то время как они, маги, ничего такого не чувствуют. Это может дать им повод для магического расследования с использованием InVi. Персонажи могут обнаружить статую как с помощью магии, так и вполне не магическими методами. А именно: статуя - единственная новая статуя в тысячелетнем храме, также её глаза повёрнуты в сторону окна, открывающегося видом на Колизей, а не в сторону Аппиевой Дороги, как у всех других каменных нимф и наяд в здании; кроме того, особо зоркие персонажа могут приметить Буонакорсуса машущего периодически ей белым платком с вершины амфитеатра. Буде они уничтожат наяду: допустим, столкнув её с балкона или разрушив с помощью заклинания, то Буонакорсус потеряет свою возможность влиять на ход выборов через вытравливание излишне гвельфских симпатий из принцев Церкви с помощью жары. Тем не менее, он не останется вовсе без карт на руках. На Септизодиум наложено ещё одно вергилианское заклинание: Трубы Иерихона. Оно сработает, когда и если на папский престол будет избран кардинал-гвельф и обрушит на него здание храма, буде он попытается его покинуть. Также, Буонакорсус заколдовал сам город Рим, дабы сразу узнать, когда папа, наконец, будет избран. Так, в случае избрания нового наследника принца апостолов, в ту секунду, когда он примет корону, каждая собака в Риме завоет и будет продолжать выть ровно две минуты.

Демон Ориенс также следит за магами, или же в своей не обнаруживаемой с помощью герметической магии спиритуальной форме, или в теле большого ворона. На этом этапе он не особо волнуется, но если что-то пойдёт не так, то он готов к вооружённому противостоянию с герметиками и собирает о них сведения.

(Продолжение следует).


P.S. Также, я думаю, мне стоит избрать более лаконичную форму изложение для оставшихся 4-х модулей, когда я закончу с этим.
« Последнее редактирование: Август 02, 2015, 15:13 от alostor »

Оффлайн alostor

  • Частый гость
  • **
  • Сообщений: 68
    • Просмотр профиля
Re: Ars Magica: Tales of Power. Обзор.
« Ответ #16 : Сентябрь 15, 2015, 20:53 »
В любом случае, любой исход выборов, кроме победы Аннибальди и Ориенса можно считать успешным завершением приключением. Эти двое же, буде они победят, учредят погромы и преследования со стороны Церкви за всеми практиками магических искусств, включая герметиков. Если же он не только проиграет выборы, но его марионетка будет публично изобличёна как демонопоклонник (что не так трудно; Аннибальди регулярно советуется с Ориенсом в форме чёрного ворона, выходя на балкон храма и ежедневно приносит ему кровавые жертвоприношения, а именно он выпускает себе кровь с внутренней стороны бедра; раны от этих порезов относительно легко заметить, когда кардиналы, изнывая от жары, раздеваются до трусов, а то большинство их дней ныне), Ориенс врывается в Септизодиум в своей истинной форме гигантского двуногого и четырёхглазого змея с кошачьей головой и пытается убить всех присутствующих. В принципе, гигантский в данном случае значит Size: +2, т.е. дракон ростом так примерно с лошадку: наверное, не такая большая проблема для какого-нибудь бравого рыцаря. С другой стороны, Ориенс имеет инфернальную мощь 40 и способность расплавлять своей красотой глаза всех, кто на него посмотрит, - сверх того, данная способность имеет достаточно неплохое магическое проникновение (Penetration), - так что, наверное. он не такой уж и тривиальный противник для последней схватки.

Феи со своей стороны могут быть убеждены удалиться от участия в выборах путём взятки (они падки на обещания возведения храмов в их честь и грандиозных ритуальных праздников в их честь, уж неизвестно как маги смогут это обеспечить). Так же, специалист ReVi может попытаться заточить их в их регионе на время выборов, или там специалист PeVi ли там обладатель иной боевой магии с достаточным проникновением может попытаться их уничтожить. Хоть, прямое насилие, как и почти всегда, - лучшее решение, истребление фейских богов, опять-таки, не такая лёгкая работа. С другой стороны, если маги остановят всех иных незримых манипуляторов выборами, феи могут позволить убедить себя также удержаться от прямого влияния на конклав.

Два практика магических искусств, задействованные в приключении, также могут быть пойманы. Герметик Алеат, в этом случае, попытается выкрутиться, ссылаясь на нюансы Герметического Кодекса и оправдывая свои действия насущной необходимостью. Так, к примеру, если его застанут за сбором арканных связей к кардиналам, он скажет, что собирать арканные связи - не преступление само по себе. Если его застанут за влиянием на одного из кардиналов, то он попытается оправдаться тем, что пытался остановить махинации Буонакорсуса. Если его совсем прижмут к стенке, то он попытается сбежать с помощью своего браслета, позволяющего ему телепортироваться в место, к которому он заранее заполучил арканную связь. Буонокорсус, в свою очередь, коль скоро маги выйдут на его след, попытается отступить в своё логово и положится на охраняющих его неаполитанских рыцарей, тайный запасной выход и защитные ритуалы. Сам по себе, лицом к лицу, без предварительной подготовки и долгих ритуалов, он не способен противопоставить ничего герметической магии. С другой стороны, он придворный маг императора и член правительства Неаполитанского Королевства: он предложит магам отпустить его, как то и пристало благородным, за выкуп. Воспитанный среди норманнской знати и иных джентльменов и не зная социопатической природы герметических магов, он рассчитывает, что оные маги, аки благородные и образованные господа, даже согласятся. Так же, оба волшебника постараются сдать друг друга, если игроки всё ещё не знают, что за произошедшими событиями скрываются не один чародей, а два, отведя от себя тем вину.

Коль скоро все влияния на выборы устранены, то победит истинно избранный Богом кандидат: гвельф. Он продолжит войну с императором. Игроки же могут получить кучу всяческих прибылей и трофеев. Вис, собранный с Ориенса и фей, вис, данный в качестве взятки Алеатом или там Буонокорсусом, дабы его отпустили. Пленного виргилианского волшебника, которого они могут бросить в казематы и пытать, чтобы он рассказал им о пророческой мудрости лучшего из римских поэтов. Магические предметы, которые маги смогут взять из лаборатории сбежавшего Алеата. Папу, который будет их марионеткой (буде они самоуверенно продолжат работу Алеата) или же просто будет благодарен им за своё избрание и то, что они сохранили папский престол в неприкосновенности от инородных махинаторов (если они, маги, более осторожны опасливы или там озабочены судьбами христианства). Наконец, ангелов, которые будут благодарны (или же просто не покарают их) за это же последнее.

The City of Brass


Данный модуль, собственно, хорош тем, что он не только и не сколько приключение, сколько описание сеттинга, а именно Латунного Города, описанного в 1000 и одной ночи, его окрестностей, его обитателей и ифритов-придворных его короля.

Собственно, приключение начинается с краткого синопсиса истории города, как она преподнесена в арабской сказке. Итак, Абдул-Малик, пятый халиф из рода Омейядов (в самом приключении его имя приведено как ‘Abd-el-Melikat, что, как по мне, звучит более зловеще и забавней), устроил пир и пригласил на него всяких своих вассалов, генералов, султанов и школяров. На пиру была затронута тема бронзовых бутылок, в которых древний король-пророк, Соломон, заточил множество различных демонов, духов и джинов. Заинтересовавшись оными бутылками, халиф приказывает своему генералу, эмиру Мусе, отправиться в экспедицию и привести ему несколько этих сосудов. Муса совершает путешествие в Египет, где он встречает древнего и мудрого мистика, который подсказывает ему, что искомые бутыли могут быть найдены в мифическом Латунном Городе. Вслед затем, мистик и эмир, и их люди, отправляются в Сахару, где они обнаруживают сначала покинутый мраморный дворец короля Куша, правящего Египтом во времена Александра, а затем и гробницу вышеупомянутого царя. Муса разграбляет гробницу царя, намерившись преподнести в дар халифу прикрывающую её железную плиту, исписанную различными мистическими символами и различными версами, воспевающими вечность Бога и скоротечность мирского могущества и славы.   

Далее, оставив гробницу и руины позади компания углубляется в горы, где они обнаруживают латунную статую всадника, чья вытянутая рука указывает в направлении Латунного же Города. По дороге они проезжают мимо базальтовой колоны, служащей темницей для могущественного джина, заточённого туда магией Соломона и вынужденного завывать о своём раскаянии в том, что он разгневал пророка, до самого конца дней. Сам Латунный Город защищён могущественными иллюзиями и магическими ловушками, но благодаря помощи сопровождающего его мистика, Мусе удаётся преодолеть эти препятствия с минимальными потерями в его караване. Сам город ифритов оказывается покинут, но не заброшен: всё выглядит так, будто бы какое-то неизвестное бедствие поразило всех населяющих его джинов прямо посреди рабочего дня. Муса и его партия вслед затем разграбляют богатства и сокровища города. Впрочем, когда один из спутников эмира пытает ограбить гробницу покойной королевы города, пренебрёгши надписями, специально призывающими его не делать этого, мёртвые охранники усыпальницы пробуждаются и убивают его. Компания покидает город в спешке, прихватив с собой всё, что они могут унести, - в числе прочего 12 из искомых халифом волшебных бутылок. Мораль истории состоит в том, что слава Господа вечна и непреходяща, в  то время, как всем мирским благам суждено рано или поздно обратиться в ничто.

В Мифической Европе собрания сказок 1001 ночи, как оно известно нам сейчас, всё ещё не существует. Тем не менее, различные компендиумы, зачастую включающие в себя историю об экспедиции Мусы, могут быть найдены в арабо-язычных землях. С другой стороны, Орден Гермеса не имеет к ним особого доступа; сверх того, герметические маги как правило не умеют читать по-арабски. Латинский перевод сказаний 1001 ночи потенциально может существовать в руках того или иного представителя Дома Меренита; с другой стороны, наврядли оный представитель захочет расстаться с ним вот так вот запросто и чтобы получить указанный текст магам придётся или заплатить ему или поучаствовать в каком-либо приключении по этому поводу. Это, при всём при том, что они вообще знают о существовании указанного арабского текста об экспедиции эмира. Сам по себе компендиум сказок 1001 ночи может выступать как собрание трактатов по магическому и фейскому знанию различного качества. Описанные там истории частично правдивы в Мифической Европе, частично факты, смешанные с моральными нравоучениями и вымыслом, частично - полная фабрикация.


Так, приключение предполагает, что указанные истории будут лишь вторичным источником информации для персонажей трупы. Само себе приключение даёт несколько возможных завязок.

Первая из них это визит от престарелого египтянина, мага Экс Мискеланнеа. Ибрагим, так оного мага зовут, может рассказать персонажам историю эмира Мусы. Кроме того, он отметит, что упомянутый в легенде мистик, Абд-эс-Самад (‘Abd-Es-Samad), является пре-герметическим основателем его магической традиции. Что его самого интересует во всём этом, так это вышеупомянутые бутыли Соломана, а вернее скрывающаяся за ними магия, которую он планирует интегрировать в герметическую магическую теорию (правила по интеграции древней магии в магическую теорию Бонисагуса см. Древняя Магия, стр. 7-9). Покамест, он был не особо успешен в силу того, что ему так и не получилось до сих пор наложить руки на одну из аутентичных мангических бутылок: всё, что пока попадало к нему, это или мирянские или фейские подделки. (Существует целая порода восточных фей, притворяющихся бутылками Соломона, дабы  присосаться к их славе и миофосу; их чаршит см. в Колыбели и Полумесяце, стр. 66). Между тем, совсем недавно он заполучил одну из настоящих волшебных бутылок. Он готов поделиться с персонажами лабораторными текстами, обозревающими его исследования, но с самой бутылкой, понятно, он расставаться не намерен. Он, Ибрагим, пытается завербовать персонажей в качестве своих партнёров в его исследовательском проекте. Вся слава и всё признание могут быть также и их! Подумайте только, как все маги Бонисагии будут завидовать и ненавидеть их, когда они с Ибрагимом преуспеют и опубликуют своё законченное исследование! Разве не в этом смысл жизни: опубликовать книгу, смотреть, как она станет герметическим бестселлером, а затем услышать плачь и причитание других менее удачливых и признанных герметических исследователей и их женщин? Представители Дома Джербитон скажут вам, что, нет, это не так, но они глупцы и шарлатаны, и они ошибаются! Собственно, в этом варианте персонажам предлагается организовать и отправиться в экспедицию к Латунному Городу в поисках новых бутылок, в надежде получить новый материал, новые бутылки, для последующих долгих и кропотливых лет лабораторной работы, экспериментов и тому подобного. Сам Ибрагим слишком стар, дряхл, близок к Последним Сумеркам и слишком лабораторная крыса, чтобы возглавить или даже участвовать в полевой экспедиции, но он может предоставить героям полный текст «Сказок 1000 и 1-ой ночи» на оригинальном арабском в качестве путевого руководства. Ну, вы знаете, плывите в Ерипет, населённый неверными и опасными язычниками, говорящими на непонятном вам языке, оттуда отправляйтесь в расположенную рядом смертельно опасную пустыню, найдите в её тысячах и тысячах миль песка покинутый мраморный дворец, а затем следуйте по идущей рядом дороге в волшебные горы, пока вы не уткнётесь в латунную статую, указывающую в нужном направлении. Очень детальное и подробное путевое указание, да.

Вторая из возможных завязок менее персональна... по крайней мере, поначалу. Она сводится к тому, что персонажи, по итогам предыдущей истории, получают в свои руки металлическую таблицу, исписанную надписями на древне-греческом. Как именно они получают её для приключения не столь важно: это может быть трофей, добытый в Войне Волшебника против какого-нибудь герметического конкурента, подарок, часть герметического наследства, плата, полученная в часть погашения герметического штрафа или долга. Надписи воспевают непреходящее величие Господа, а также богатства и великого королевства, потерянного в песках Сахары. Под ними печать и подпись – король Куш. Собственно, это то самое металлическое надгробие саркофага, разграбленного некогда эмиром Мусой. Что более интересно для герметиков, и что было неизвестно эмиру Мусе, так это то, что эта табличка служила магическим оберегом, защищающим душу и тело покойного короля  от злых духов. Лабораторный анализ покрывающих её вместе с греческим текстом иероглифов может сказать исследователям об этом. Сам ритуал был, понятно, пре-герметическим, тем не менее, область его действия, как кажется, покрывалось комбинаций техники и формы RegoVim. Впрочем, оберег был нарушен, когда надгробие было снято с саркофага, частью которого оно было, и всякие следы магии давно выветрились из него (по крайней мере, герметическое Intellego Vimуже не способно их обнаружить). Таким образом, герметики могут заключить, что данный артефакт не является самостоятельным магическим предметом, но лишь его частью. Это само по себе может разбудить их интерес. (См. «Что главное в жизни?», «Закончить свой исследовательским проект по интеграции не-герметической магии в бонисагову магическую теорию, опубликовать его… <…> слушать плачь и причитание женщин»).

Что касается самого короля Куша, то, когда его саркофаг был осквернён, его призрак и мумия стали уязвимы для махинаций джинов из Латунного Города. А именно, их король, Малик (хех, хех) взял его призрак и остатки в заложники и шантажирует тем призраки его покойных греческих воинов, дабы те служили ему в качестве его пограничной стражи. Указанные призраки, прежде всего призрак сына короля, принца Кешана, всё ещё не оставляют надежды освободить своего сюзерена. Принц, руководствуясь мистическими видениями, отправился с частью своей армии в экспедицию в поисках потерянной таблицы. Данное путешествие приводит немёртвых греков прямо ко вратам ковенанта. Само собой, буде Аэгис ковенанта хоть сколько-нибудь силён, это маловероятно, что призраки смогут вступить в его пределы. Между тем, они настроены вполне серьёзно и крепки в своей лояльности, поэтому в случае чего они возьмут ковенант в осаду и будут терроризировать окрестное население, требуя аудиенции с магами-держателями надгробной плиты их господина на древнегреческом и арабском. Это чревато излишним вниманием мирских властей, Церкви и, может быть, даже Квизитором. В любом случае, простая передача призракам плиты - не решение. Они бестелесны и просто физически не могут отнести её обратно в Сахару. Избавление от неё тоже может быть проблематичным: это повлечёт путешествие сонма призраков к той персоне и той области, куда или к кому маги выкинут плиту, и последующие проблемы для оного кого-то или оных, обитающих в данном несчастном регионе. Это, в свою очередь, потенциальный материал для обвинения во вмешательства в дела мирян или навлечении вреда на своих соучастников в Ордене Гермеса. (С другой стороны, использования какого-нибудь заклинания из сочетания Rego Terramна плету, дабы зашвырнуть её куда-нибудь далеко-далеко и главное за пределы герметического правосудия, как по мне, вполне так ресурс со стороны трупа отказаться от данного квеста, если она не хочет его принимать). В любом случае, если маги захотят от них избавиться, что призраки попросят их доставить надгробие в мраморный дворец короля Куша и станут их провожатыми. Во дворце, по исправлению данной просьбы, принц Кешан попросит вызволить призрак его отца из Латунного Города и из плена короля ифритов. Буде магам нужна будет дополнительная мотивация, кроме доброты их сердец, принц похитит в качестве заложников кого-нибудь ценного для ковенанта или же откажется снимать осаду с обители магов, пока его запрос не будет выполнен. По решению сторителлера и буде в распоряжении трупы заклинания из комбинации ReСo, позволяющее телпортацию, железная плита может быть активной арканной связью к мраморному дворцу, или же, за века отсутствия в нём она может выветрится и тогда магам придётся путешествовать в Сахару обычным способом, возможно с призраками провожатыми на этот раз.

Третий вариант завязки - маги вступают во владение одной из аутентичных магических бутылок Соломона. Она может быть как подарком или частью завещания им со стороны недавно скончавшегося или отошедшего в Последние Сумерки Ибрагима Экс Мискеланнеа, так и попасть в руки игроков совершенно случайно, или же что угодно. Экспериментируя с бутылкой в лаборатории с целью интеграции стоящей за ней магии в бонисагову магическую теорию маги могут освободить заключённого в ней джина в качестве результата "“Special or Story Event”" на броске по таблице Эксперимент и Экстраординарные Результаты. Или же буылка была обнаружена любопытным компаньоном, челядином или там учеником и открыта случайно. Потенциально, ифрит может быть освобождён даже вне ковенанта и вступлением к этому приключение может быть прибытие магов в качестве по той или иной причине заинтересовавшихся в происходящем траблшутеров, дабы оного ифрита усмирить и поймать. 

Освобождённый ифрит, Джавал ал-Африт (Jawal al-’Afrit), хоть и нагловат, но достаточно дружелюбен. В душе он оппортунист и приключенец. Он пытается убедить игроков помочь ему вернуться домой, в Латунный Город, обещая вознаградить или помочь им украсть его богатства. На самом деле, он может вернуться в Город в любой момент: его бутылка - это на самом деле портал в его дом в городе. (Как иначе он мог бы жить в ней? It's only ity bity living space. Он, впрочем, заинтересован в том, дабы она была возвращена в Латунный Город потому, что ему не нравится, что каждый случайный уличный воришка и его обезьяна могут оную лампу потереть и тем призвать его, и командовать им, и отвлечь его от его обычной жизни обывателя и простого гражданина у него дома. Хм-м, возможно, он всё же не такой уж и приключенец в душе. В любом случае, бутылка - не какая-нибудь там фейская подделка. Джавал должен повиноваться тому, то освободил его. С другой стороны, в классической ДнДышной манере злого ДМ, он может придираться к словам, в которых оный приказ сформулирован, и действовать согласно его букве, а не духу. Он также не особо жесток, и хоть ему нравится создавать неприятности и передряги вокруг себя, он достаточно милосерден, чтобы не причинять людям серьёзного вреда. Джавал, впрочем, может быть подпилен напильником под трупу. К примеру, если маги неожиданно окажутся милосердными и сострадательными, Сторителлеру рекомендуется сделать Джаваля смиренным и честным, такими магами, которые могут ввязаться в приключение, дабы помочь незнакомцу: пусть он напрямую попросит своих новых хозяев освободить его от унизительного рабства, наложенного на него злым еврейским королём-колдуном. Или же, к примеру, бутылка может быть не аутентичной соломоновой бутылкой, но работой меньшего волшебника, практикующего гоэтические искусства. Тогда Джавал может быть не связан по настоящему, но только притворяться подчинённым, манипулируя своими "хозяевами" к их погибели. По умолчанию, Джавал, раб бутылки, типичный ифрит, но с повышенной с 15-ти до 25-ти магической мощью и недостатками "Самоуверенность" и "Безрассудность". Одним словом, такой твой архетипичный CN воин-поэт-трискетер.


Offtopic. Прошу прощения за задержку, но, как вы можете видеть, - в отличии от многих, - я избрал путь возвращения к величию и славе по её итогу, а не впадения в забвение. Так что, я думаю, меня можно простить. :)
« Последнее редактирование: Сентябрь 16, 2015, 10:10 от alostor »